0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

История развития института вещного права

История развития вещного права

Содержание

Глава 1. Понятие вещного права

1.1 Понятие вещного права

1.2 История развития вещного права

Глава 2. Виды вещного права

2.1 Право собственности

2.2 Право хозяйственного ведения

2.3 Право оперативного управления

2.4 Право землепользования

2.5 Право недропользования

Введение

Вещное право как подотрасль гражданского права представляет собой систему правовых норм о правах лиц (субъектов гражданского права) на вещи.

Субъективные вещные права оформляют и закрепляют принадлежность вещей субъектам гражданских правоотношений, что и отличает их от обязательственных прав, закрепляющих переход вещей и иных объектов гражданских правоотношений от одних участников (субъектов права) к другим, а также от исключительных прав, имеющих объектом нематериальные результаты творческой деятельности либо средства индивидуализации товаров.

Известный русский юрист И.А. Покровский о субъективном вещном праве писал, что оно “отнюдь не является для человечества исконным и, так сказать, прирожденным: оно созидалось с трудом путем медленного исторического процесса. Оно было одним из первых требований развивающейся личности, и создание его явилось в реальной исторической обстановке прошлого важнейшей победой для этой последней”.

Участники гражданского оборота приобретают или создают или иным образом приобретают права на вещи и относятся к ним как к своим собственным. Для всех остальных лиц эти вещи становятся чужими. Такие отношения всем известны и называются собственностью.

Право собственности является основным вещным правом, наиболее используемым и применяемым в гражданском обороте, в нашей повседневной жизни. Однако, право собственности не единственное вещное право. Оно не может удовлетворить все потребности, особенно участников предпринимательской и хозяйственной деятельности.

Исторически развиваясь, система вещных прав включала в себя, на разных этапах включала в себя различные ограниченные права. В русском гражданском праве ограниченные вещные права вначале были известны под названием “неполных прав собственности”. С принятием Гражданского кодекса РСФСР 1922 года, эти права получили свое традиционной название — ограниченные вещные права. Позже, в начале 60-х годов 20 века, ограниченные вещные права были почти полностью исключены из системы гражданского права, за исключением права оперативного управления, и вещное право стало синонимом права собственности.

Статья 216 Гражданского кодекса РФ устанавливает следующие виды вещных прав:

— Право хозяйственного ведения

— Право оперативного управления

Глава 1. Понятие вещного права

Понятие вещного права

Под вещным правом принято понимать право, обеспечивающее удовлетворение интересов управомоченного лица путем непосредственного воздействия на вещь, которая находится в сфере его хозяйственного господства. Вещное право принадлежит к числу категорий, которые широко использовались в далеко (отстоящие друг от друга исторические эпохи. Не составляет исключения и наше время. Живучесть вещного права во многом объясняется тем, что оно закрепляет отношение лица к вещи (имуществу), обеспечивая за счет этой вещи удовлетворение самых различных потребностей. Указанное обстоятельство приводит, однако, к тому, что категория вещного права достаточно уязвима и не раз подвергалась критике в цивилистической науке. Можно сказать, что недостатки, присущие вещному праву как правовой категории, в известной мере являются продолжением ее достоинств. Под категорию вещных прав нередко подводят права, которые имеют мало общего друг с другом. В результате происходит обесценение и самой категории вещных прав. Впрочем, так всегда бывает, когда пределы того или иного понятия определяют чрезмерно широко.

Из данного выше определения вещного права не следует, будто вещное право сводится к тому, что закрепляет отношение лица к вещи. Если бы так обстояло дело, то вещное право на роль права вообще не могло бы претендовать. Антитеза вещных и обязательственных прав состоит в том, что в области вещных прав решающее значение для удовлетворения интересов управомоченного имеют его собственные действия, в то время как в области обязательственных прав удовлетворение интересов управомоченного происходит, прежде всего, в результате действий обязанного лица. В то же время в обоих случаях осуществление субъективного права, независимо от того, относится ли оно к вещному или обязательственному, юридически обеспечивается должным поведением обязанных лиц. Но если при осуществлении обязательственных прав указанное обстоятельство видно невооруженным глазом (ясно, например, что интерес кредитора в заемном обязательстве не будет удовлетворен до тех пор, пока заемщик не вернет долг), то в области вещных прав поведение обязанных лиц на первый план не выступает, поскольку они обязаны лишь к тому, чтобы не препятствовать управомоченному лицу совершать (или не совершать) действия по осуществлению своего права. Иными словами, их обязанности по отношению к управомоченному сводятся к пассивному издержанию. Но от этого они не становятся менее значимыми. Стоит кому-то из обязанных лиц нарушить свою обязанность, вторгнуться в сфер хозяйственного господства управомоченного лица, и в осуществления вещного права может произойти затор со всеми вытекающими из этого последствиями: придется прибегать к мерам государственной охраны или к мерам самозащиты, чтобы заставить обязанное лицо вести себя должным образом, загладить последствия правонарушения и т.д.

Словом, носитель вещного права не находится в бeзвoздушнoм пространстве, не остается с вещью один на один, он всегда дeйcтвуeт в сложной сети социальных связей и отношений, в результате чего характер юридически значимого приобретает как его собственное поведение, так и поведение окружающих его третьих лиц.

История развития вещного права

В истории отечественного законодательства судьба вещного права складывалась по-разному. На примере вещного права можно убедиться в том, что свою судьбу имеют не только люди и книги, но также и права. В дореволюционной России под категорию вещного права подводили широкий спектр гражданских прав, особенно в области земельных отношений. В советский период вещное право поначалу было узаконено. В ГК 1922 г. был особый раздел, который так и назывался: «Вещное право». В нем к числу вещных прав были отнесены: право собственности, право застройки и залог. В дальнейшем, однако, в связи с признанием за гражданами права собственности на жилой дом сошло на нет и было отменено право застройки. Что же касается залога, то в науке в тот период преобладало мнение, что он тяготеет к обязательственному праву, будучи одним из способов обеспечения обязательств. Все это наводило на мысль, что прочные научные основания для выделения вещных прав в качестве одного из подразделений системы гражданского законодательства отсутствуют. На судьбе вещных прав отрицательно сказалось и то, что земля и другие природные ресурсы относились к объектам исключительной собственности государства и были изъяты из гражданского оборота, а также то, что в законодательстве не проводилось (за редчайшими исключениями) деления имущества на недвижимое и движимое. Правда, попытки реанимировать категорию вещных прав в науке периодически предпринимались. Так, к вещным относили иногда право оперативного управления, право бессрочного пользования землей, право нанимателя жилого помещения в государственном и общественном жилищною фонде и ряд других. Однако поддержки со стороны законодательной власти в тот период они не получили. Споры между владельцами прилегающих друг к другу земельных участков (например, об определении их границ) признавались неподведомственными суду, а споры об определении порядка пользования неразделенным земельным участком суд мог рассматривать.

Словом, до тех пор, пока права владельцев земельных участков были резко ограничены, а оборот недвижимого имущества заморожен, трудно было рассчитывать на возрождение категории вещных прав.

На отрицательное отношение законодателя к категории вещных прав повлияла и ее оценка в юридической науке. В работах В. К. Райхера, О. С. Иоффе и других ученых довольно убедительно доказывалось, что четкие критерии для ее вычленения отсутствуют, а социально-экономические и право-политические основания для ее закрепления в нашем законодательстве отпали. Все это привело к тому, что в кодификационных актах гражданского законодательства шестидесятых годов – Об основах гражданского законодательства 1961 года и принятых вслед за ними ГК союзных республик вещное право в качестве одного из подразделений системы гражданского законодательства закреплено не было. Вслед за общими положениями в указанные акты был включен раздел «Право собственности».

Возрождение вещного права в отечественном законодательстве началось с принятием Закона РСФСР о собственности, в котором впервые после длительного перерыва были узаконены вещные права (см., напр., ст. 5 и 6 Закона). Дальнейший шаг в том же направлении сделали Основы гражданского законодательства 1991 г., в которых появился специальный раздел «Право собственности и другие вещные права». Тот же раздел, но в более расширенном объеме и с разбивкой на главы, мы находим и в первой части ГК, принятой в 1994 г. Все это обязывает к тому, чтобы раскрыть содержание вещного права. Общее определение вещного права, которое ранее было дано, для этих целей недостаточно. Необходимо выявить присущие вещным правам признаки. Но вначале придется сделать одно предварительное замечание. Главенствующее место в системе вещных прав занимает право собственности, характеристике которого будет уделено особое внимание.

Читать еще:  Как развестись с женой через загс

История развития вещного права

В истории отечественного законодательства судьба вещного права складывалась по-разному. На примере вещного права можно убедиться в том, что свою судьбу имеют не только люди и книги, но также и права. В дореволюционной России под категорию вещного права подводили широкий спектр гражданских прав, особенно в области земельных отношений. В советский период вещное право поначалу было узаконено. В ГК 1922 г. был особый раздел, который так и назывался: «Вещное право». В нем к числу вещных прав были отнесены: право собственности, право застройки и залог. В дальнейшем, однако, в связи с признанием за гражданами права собственности на жилой дом сошло на нет и было отменено право застройки. Что же касается залога, то в науке в тот период преобладало мнение, что он тяготеет к обязательственному праву, будучи одним из способов обеспечения обязательств. Все это наводило на мысль, что прочные научные основания для выделения вещных прав в качестве одного из подразделений системы гражданского законодательства отсутствуют. На судьбе вещных прав отрицательно сказалось и то, что земля и другие природные ресурсы относились к объектам исключительной собственности государства и были изъяты из гражданского оборота, а также то, что в законодательстве не проводилось (за редчайшими исключениями) деления имущества на недвижимое и движимое. Правда, попытки реанимировать категорию вещных прав в науке периодически предпринимались. Так, к вещным относили иногда право оперативного управления, право бессрочного пользования землей, право нанимателя жилого помещения в государственном и общественном жилищною фонде и ряд других. Однако поддержки со стороны законодательной власти в тот период они не получили. Споры между владельцами прилегающих друг к другу земельных участков (например, об определении их границ) признавались неподведомственными суду, а споры об определении порядка пользования неразделенным земельным участком суд мог рассматривать.

Словом, до тех пор, пока права владельцев земельных участков были резко ограничены, а оборот недвижимого имущества заморожен, трудно было рассчитывать на возрождение категории вещных прав.

На отрицательное отношение законодателя к категории вещных прав повлияла и ее оценка в юридической науке. В работах В.К. Райхера, О.С. Иоффе и других ученых довольно убедительно доказывалось, что четкие критерии для ее вычленения отсутствуют, а социально-экономические и право-политические основания для ее закрепления в нашем законодательстве отпали. Все это привело к тому, что в кодификационных актах гражданского законодательства шестидесятых годов — Об основах гражданского законодательства 1961 года и принятых вслед за ними ГК союзных республик вещное право в качестве одного из подразделений системы гражданского законодательства закреплено не было. Вслед за общими положениями в указанные акты был включен раздел «Право собственности».

Общее определение вещного права, которое ранее было дано, для этих целей недостаточно. Необходимо выявить присущие вещным правам признаки. Но вначале придется сделать одно предварительное замечание. Главенствующее место в системе вещных прав занимает право собственности, характеристике которого будет уделено особое внимание.

Право собственности — совокупность правовых норм, закрепляющих присвоенность вещей отдельным лицам и коллективам. Существует две основных традиции понимания права собственности: континентальная рассматривает право собственности неограниченным и неделимым, сосредоточенным в руках одного лица; англосаксонская разделяет право собственности на составляющие.

Собственность есть практически «идеальное» вещное право, в нем в полной мере воплощается природа вещных прав. Вещные права, как явствует из их наименования, есть права, связанные с вещью, опосредующие определенное отношение лица к вещи. Легально собственность определяется весьма лапидарно лишь через традиционную совокупность составляющих ее правомочий. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Право собственности заключается в том, что собственник по своему усмотрению владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом. Собственник может передавать свои правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом другому лицу, использовать имущество в качестве предмета залога или обременять его иным способом, передавать свое имущество в собственность или управление другому лицу, а также совершать в отношении него любые действия, не противоречащие закону. Собственник вправе использовать свое имущество для любой предпринимательской деятельности, не запрещенной законом. Объектами права собственности могут быть предприятия, имущественные комплексы, земельные участки, горные отводы, здания, сооружения, оборудования, сырье и материалы, деньги, ценные бумаги, другое имущество производственного, потребительского, социального, культурного, иного назначения, а также продукты интеллектуального и творческого труда. Объектами интеллектуальной собственности являются произведения науки, литературы, искусства и других видов творческой деятельности в сфере производства, в том числе открытия, изобретения, рационализаторские предложения, промышленные образцы, «ноу-хау», торговые секреты, товарные знаки, фирменные наименования и знаки обслуживания.

Институт вещного права в Древнем Мире

КУРСОВАЯ РАБОТА

По курсу «История государства и права зарубежных стран»

По теме: «Вещное право»

СОДЕРЖАНИЕ

1. Институт вещного права в Древнем Мире. 4

2. Право феодальной собственности. 11

3. Вещное право в правовых системах Нового Времени. 14

4. Эволюция вещного права в XX веке. 19

5. Вещное право в отечественной юриспруденции. 21

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.. 25

ВВЕДЕНИЕ

Под вещным правом принято понимать право, обеспечивающее удовлетворение интересов управомоченного лица путем непосредственного воздействия на вещь, которая находится в сфере его хозяйственного господства.

В числе признаков вещного права чаще всего фигурируют указания на то, что вещное право носит бессрочный характер; объектом этого права является вещь; требования, вытекающие из вещных прав, подлежат преимущественному удовлетворению по сравнению с требованиями, вытекающими из обязательственных прав; вещному праву присуще право наследования и что, наконец, вещные права пользуются абсолютной защитой. В ст. 216 ГК РФ к вещным правам отнесены:

· право пожизненного наследуемого владения землей;

· право постоянного (бессрочного) пользования землей;

· право хозяйственного ведения;

· право оперативного управления;

Вещное право существует с древнейших времен, что и определяет актуальность работы. Цель данной работы – изучить вопросы возникновения и развития института вещного права в российской и зарубежной правовой истории.

Работа состоит из пяти глав, которые следуют друг за другом в хронологическом порядке. В первой главе описывается вещное право Древнего мира, во второй – феодальное вещное право, в третьей – вещное право в гражданском праве Нового времени. Четвертая глава посвящена рассмотрению вещного права двадцатого столетия, пятая – отечественной истории вещного права.

Институт вещного права в Древнем Мире

Человеческая цивилизация зародилась на Древнем Востоке. Древневосточное право всячески ограничивало развитие института частной собственности, в нем отсутствовали правовые гарантии, которые могли бы способствовать ее процветанию. Процесс развития собственнических отношений сдерживался сохранявшимися общинными, сословными, патриархальными, семейными связями. В их консервации было заинтересовано государство. Во-первых, это облегчало государственный контроль, во-вторых, в частном собственнике видели главного противника сильной центральной власти. Поэтому собственность на Древнем Востоке оказалась под патронажем государства.

Главным достоянием в древних цивилизациях считалась земля. Она могла становиться объектом купли продажи, дарения, сдаваться в аренду, но это было лишь право владения, не переходящее в полную частную собственность. Особо нормы древневосточного права охраняли общинное землевладение, состоявшее из земель общего пользования (пастбища, ирригационные сооружения, дороги) и семейных наделов. Община имела почти неограниченное право распоряжения землей. Частный землевладелец обладал широкими правами на свой участок, но они лишь приближались к правам собственника. Так, по древнеиндийским Законам Ману преимущественным правом покупки земли обладали родственники и соседи. В Древнем Китае любые поземельные сделки совершались только в присутствии представителя общины. Собственник не мог забросить участок, т.к. каждый имел право занимать бесхозные или покинутые земли, и через определенное время они записывались в кадастр как частные за обрабатывающим их человеком. В Древнем Вавилоне для отчуждения земли не требовалось согласия общины или правителя, но с потерей участка общинник утрачивал иные права, превращался в неполноправного (Законы Хаммурапи). Земли, находившиеся в служебном владении, изымались из торгового оборота и не переходили по наследству (например, наделы воинов на правах «илку» по Законам Хаммурапи).

Тем не менее, в древневосточном праве понятие собственности, отличное от пользования, уже сложилось. Так, Законы Ману устанавливали сроки давности пользования, влекущие превращение владения в собственность (для движимого имущества – 10 лет, для недвижимого – 20 лет). Строго каралось нарушение границ землевладения. Устанавливалась ответственность арендатора перед владельцем за необработанный участок (Законы Хаммурапи).

Права собственника в отношении движимого имущества были гораздо шире, о чем свидетельствует развитие договорного и обязательственного права. Памятники древнего права дают представление о существовании договоров купли-продажи, мены, дарения, займа, аренды, хранения (вклада), перевозки, товарищества, найма. Для договоров, влекущих отчуждение вещи, требовалось выполнение строгих условий: письменная форма или клятва, присутствие свидетелей. Договоры, навязанные силой или обманом, заключенные тайно, без соблюдения формальностей, считались недействительными (Законы Мaнy). Субъектом сделок выступали только полноправные. Сделки с лицами, находившимися в рабской или патриархальной зависимости, считались неправомерными и недействительными (Законы Хаммурапи, Законы Мaнy).

Читать еще:  Какие надо документы на алименты без развода

В афинском праве можно проследить становление новых правовых институтов. В частности, происходит дальнейшее оформление права собственности как владения с правом распоряжения. Однако понятие права собственности как абсолютного права лица не сложилось, сохранялось представление о вторичности частной собственности по отношению к государственной, общественной. Косвенно, это подтверждалось процедурой ежегодного вступления в должность архонтов, когда они объявляли о сохранении за гражданами их имущества. Выделялась собственность государственная, или совместная, общественная (рудники, храмовые хозяйства, общественные земли) и частная. Частное имущество в свою очередь подразделялось на «видимое» (земля, дом, рабы) и «невидимое» (деньги, драгоценности). Частная собственность была обременена рядом обязанностей: устраивать литургии (празднества) для сограждан, во время войны снаряжать за свой счет военный корабль.

В афинском праве выделялись обязательства из договоров («вольные» обязательства) и обязательства из деликтов («невольные» обязательства). Для заключения договоров не требовалось особых формальностей, но предпочтение отдавалось письменной форме. Известны договоры купли-продажи, имущественного и личного найма, подряда, ссуды, займа, поклажи, товарищества.

Особое место занимало вещное право в римском праве. В римском частном праве центральное место отведено регулированию имущественных отношений. У римских юристов термин «вещное право» еще не упоминается, но разграничиваются вещные иски, предоставляющие право на вещь, и личные иски, связанные с обязательственными отношениями. К вещным правам относились право собственности, право владения, право на чужие вещи (например, сервитуты или залог).

В римском праве отсутствовало определение права собственности. Тем не менее, именно римские юристы впервые разработали юридическое содержание данного института: выявили основные правомочия собственника. К составляющим права собственности были отнесены право владения, право пользования, право извлечения доходов, право распоряжения, право истребовать свою вещь у фактического обладателя[1]. Иными словами, право собственности рассматривалось, как неограниченная возможность собственника делать со своей вещью все, что не запрещено.

Институт собственности складывался постепенно и на протяжении веков претерпел значительные изменения. В древнейшем праве еще не сформировалось представление о частной собственности как об абсолютном праве лица распоряжаться вещью. Законы ХII таблиц сохраняли прежние представления об общности имущества, частная собственность во многом обусловливалась собственностью общественной, от которой вела свое происхождение. Особую категорию составляли вещи божественного права (храмы, священные рощи, места погребения, городские стены и ворота), которые не могли находиться в частном владении, изымались из коммерческого оборота. Остальные вещи относились к категории вещей человеческого права и подлежали имущественному (торговому) обороту.

В квиритском праве вещи, являвшиеся объектом права собственности, подразделялись на манципируемые и не манципируемые. К манципируемым вещам относились земли в Италии, строения, рабы, рабочий скот. Они находились в семейной собственности, которой распоряжался глава семьи. Особое значение имела земля, которая могла находиться в государственной (общественной), общинной или частной собственности. Однако право на италийские земли принадлежало только римским гражданам, а рабы и скот составляли главное богатство в аграрном обществе. Поэтому для отчуждения этой собственности требовалась особая правовая процедура манципации – воображаемая продажа, происходившая в присутствии 5 свидетелей и весовщика. Все присутствовавшие при манципации должны быть совершеннолетними римскими гражданами. Покупатель произносил предусмотренную формулу, ударял куском меди о весы и передавал его, как покупную сумму, продавцу вещи. Манципация предоставляла право квиритской собственности, которое было недоступно для перегринов. Малейшее нарушение установленного обряда влекло за собой признание сделки недействительной. Все остальные вещи – неманципируемые – находились в индивидуальной собственности и отчуждались без формальностей.

Со временем возникла необходимость приспосабливать римское право к изменяющимся экономическим и социальным условиям. Квиритская собственность, требовавшая для ее приобретения строгого соблюдения формальностей, являлась наследием замкнутой римской общины и игнорировала новые правовые ситуации. Поэтому в классический период был разработан новый вид собственности, получившей название преторской, или бонитарной. Претор выступил защитником интересов добросовестного приобретателя собственности. В тех случаях, когда имущество приобреталось по доброй воле, но без соблюдения формальностей квиритского права, претор закреплял такую собственность за приобретателем. Защита претора не позволяла недобросовестному продавцу (квиритскому собственнику) потребовать возврата имущества под предлогом нарушения формальностей. Однако бонитарная собственность была неполной, т.к. она не могла отчуждаться в. законных формах квиритского права. Для защиты бонитарной собственности стал использоваться институт давностного владения, который позволял по истечении срока приобретательной давности признавать бонитарную собственность квиритской. По мере взаимопроникновения цивильного права и права народов деление вещей на манципируемые и неманципируемые утратило прежнее значение, постепенно стирались различия между квиритской и бонитарной собственностью, т.е. стало складываться единое право собственности.

Большое внимание в римском праве уделялось способам приобретения вещных прав. Древнейшее право, отличавшееся формализмом, помимо наследования разработало такие способы передачи права собственности, как уже упоминавшаяся манципация и уступка права. Уступка права представляла собой фиктивный судебный спор перед претором. В этом случае покупатель заявлял о своем праве собственности на отчуждаемую вещь, владелец вещи не возражал, и претор присуждал вещь приобретателю как его собственность. Такой отказ от права собственности мог применяться и к манципируемым, и к неманципируемым вещам.

В Законах ХII таблиц отражен также порядок приобретения вещи в собственность по давности владения. Длительное владение вещью приводило к смене собственника: в цивильном праве для движимых вещей устанавливался годовой срок давности, для недвижимых – двухгодичный[2]. Однако на основании срока давности нельзя было приобрести право собственности на краденные и религиозные вещи. Право народов распространило приобретательную давность на перегринов: для недвижимости устанавливался десятилетний срок добросовестного и непрерывного владения, если лица проживали в одной провинции, в двадцатилетний – если лица проживали в разных провинциях; для движимых вещей срок давности составлял 3 года.

В классический период распространение получила простая передача неманципируемой собственности за деньги, под поручительство или под залог – традицио. Римскому праву был известен и способ приобретения права собственности путем захвата брошенной или бесхозной вещи (дикие животные, рыба в реке и т.д. ). При этом различались вещи, от которых собственник отказался, и потерянные или спрятанные. Последние считались принадлежавшими первоначальному собственнику.

Особым способом приобретения права собственности являлась спецификация, т.е. создание новой вещи из определенного материала. Если при изготовлении вещи использовался чужой материал, то собственником признавался изготовитель вещи, а хозяин материала мог подать иск о возмещении стоимости материала в двойном размере. Право собственности возникало путем соединения или смешения нескольких вещей в одной – главной (например, при строительстве, посевах).

В классический период для защиты прав частного собственника преторы разработали новые формулы вещных исков, не предусмотренных квиритским правом. Одним из таких стал виндикационный иск – требование невладеющего собственника к владеющему несобственнику. Собственник вещи, утерявший ее, должен был доказать свое право на спорную вещь. Использовался также негаторный иск, который был направлен против необоснованных претензий третьих лиц на чужую вещь. Для защиты интересов собственника применялся прогибиторный иск, направленный на устранение препятствий для нормального использования собственником своей вещи. Для избегания несправедливого юридического спора претор мог прибегнуть к реституции, т.е. вернуть стороны в первоначальное положение до совершения сделки.

В классический и постклассический периоды римское право стало различать «право собственности» и «владение».

Институт юридического владения предполагал фактическое самостоятельное обладание вещью. Преторские интердикты (запрещающие приказы) защищали интересы фактического обладателя имущества от незаконных посягательств до судебного разбирательства правомерности притязаний других лиц на это имущество. Если владение было добросовестным, т.е. вещь не была украдена или насильственно отнята у законного собственника, то вещь становилась собственностью на основании давности владения. От владения отличалось понятие «держание» – фактическое несамостоятельное обладание вещью без намерения относиться к вещи как к своей (например, аренда).

Регулирование взаимоотношений собственников привели к появлению сервитутов.

Сервитут – это строго ограниченное право пользования чужой собственностью (право прохода, прогона скота, проведения воды через соседний участок), а также законное ограничение прав собственника (требование обрезать деревья, чтобы они не причиняли вред соседнему участку, ограничение застройки). В древнейшем праве сервитуты были связаны с регулированием соседских поземельных отношений. В классический период появились личные сервитуты – узуфрукт и узус.

Узуфрукт предоставлял право пожизненного пользования чужой собственностью с правом получения от нее плодов и доходов. Узуфрукт не мог отчуждаться и должен был использоваться строго по назначению.

Узус давал право пользоваться вещью без права на доходы от нее (например, право проживания прислуги в доме).

Читать еще:  Близкие родственники это кто по закону рф

В римском праве впервые произошло противопоставление вещного права, как права абсолютного и обязательственного права, как права относительного[3].

Глава VII История вещных прав

История вещных прав

§ 53. Понятие и виды вещных прав

Одну из основных задач гражданского права составляет распределение имущественных благ, то есть прежде всего вещей, находящихся в обладании данного общества, между отдельными его членами. Средством такого распределения является предоставление этим последним субъективных вещных прав.

Соответственно этой функции, всякое вещное право представляет некоторую непосредственную юридическую связь лица с вещью — jus in rem: вещь принадлежит данному лицу, и все другие члены данного общества обязаны признавать эту связь принадлежности и не нарушать ее своими действиями. Вследствие этого всякое вещное право имеет характер абсолютного права в том смысле, что оно адресовано ко всем и будет в случае нарушения защищаться против всех. В чьи бы руки моя вещь ни попала, я могу ее потребовать к себе на том только основании, что эта вещь — моя, что она предоставлена мне правопорядком.

Противоположность вещному праву, как праву абсолютному, представляет обязательственное право, как право относительное. Обязательственное требование адресуется только к одному лицу — должнику, и потому является не jus in rem, a jus in personam — «право в отношении лица»; только это лицо может нарушить право кредитора (не заплатив долга и т. д.) и потому только против этого определенного лица может понадобиться защита (actio in personam — «личный иск»).

Различие между вещным и обязательственным правом ярче всего выступает в тех случаях, когда предметом обязательства является также какая — нибудь определенная вещь: например, я продал вам такую — то лошадь. Договор продажи сам по себе еще не дает покупщику вещного права собственности, а лишь создает в его лице обязательственное право требовать от продавца передачи вещи. Если, несмотря на это, продавец продает ту же вещь другому лицу и передаст ее ему, то первый покупщик будет иметь право требовать от продавца возмещения своих убытков от неисполнения договора; на самую же вещь он никаких прав не имеет, ибо вещного права, непосредственной юридической связи с нею, простой обязательственный договор не устанавливает: он связывает лицо с лицом, но не лицо с вещью. Для установления этой последней — вещно — правовой — связи необходим особый акт передачи (traditio).

Вещное право предоставляет лицу юридическое господство над вещью; но самое господство это может быть различной степени и различного содержания, вследствие чего и вещные права не одинаковы.

а) Основное вещное право есть право собственности: оно предоставляет собственнику в принципе полную власть над вещью. Собственник имеет право владеть вещью, пользоваться ею, как ему угодно (jus utendi et abutendi — «право употребления и злоупотребления»), и распоряжаться ею (jus disponendi — право продавать, закладывать и т. д.). Но собственность есть полная, абсолютная власть только в принципе: государство может наложить на собственника известные ограничения, и действительно всегда, в любой исторический момент, те или другие ограничения в большей или меньшей степени имеются (ограничения в интересах соседей и в интересах общего блага); вследствие этого собственность фактически никогда абсолютно полной не бывает. Может даже случиться, что в силу тех или других распоряжений в руках данного собственника не будет ни права владения, ни права пользования, ни права распоряжения; собственность в таком случае превращается в nuda proprietas (например, мне принадлежит майоратное (майоратное имение представляет собой земельную собственность, которая в силу феодального «права майората» должна перейти старшему родственнику — мужчине и не подлежит переходу за пределы владеющей им семьи) имение, которым распоряжаться собственник вообще не может; но, сверх того, предыдущим майоратным собственником оно завещано в пожизненное владение своей вдове: пока она жива, я никакой выгоды от своего огромного имения не имею). Тем не менее, она не есть нуль: с отпадением ограничений (смерть вдовы, отмена ограничений законом) собственность сама собою восстанавливается. Это присущее праву собственности стремление восстановиться во всей своей полноте, выпрямиться во весь свой рост, называется принципом эластичности права собственности.

b) Но, кроме права собственности, возможны вещные права ограниченного содержания или вещные права на чужую вещь — jura in re aliena. Вещь принадлежит на праве собственности одному, но другое лицо имеет на нее такое же непосредственное, следовательно, вещное, право, лишь ограниченное по своему содержанию. Эти jura in re aliena, в свою очередь, распадаются на две группы:

1) Первую группу составляют вещные права пользования чужой вещью. Сюда относятся, главным образом, так называемые сервитуты. Одни из них предоставляют пользование чужой вещью известному определенному лицу; таково, например, право пожизненного пользования (ususfructus): пока это определенное лицо существует, оно может пользоваться вещью, и соответственное право собственника на это время замирает. Сервитуты этого рода, как связанные с определенным лицом, называются сервитутами личными — servitutes personarum (вещь служит [servit] лицу [personae]). Другие сервитуты предоставляют право пользования не данному (именем) определенному лицу, а всякому, кто окажется в положении собственника какой — либо другой вещи: например, я предоставляю право проезда через мое имение к железной дороге, к реке и т. д. всякому собственнику другого, соседнего имения, которое в таком проезде нуждается. Экономически в случаях этого рода одно имение служит хозяйственным нуждам другого, почему первое называется praedium serviens (служащее), второе — praedium dominans (господствующее), а самые сервитуты называются сервитутами предиальными или вещными — servitutes praediorum. Юридически же субъектом права проезда будет каждый данный собственник господствующего имения (praedium dominans): переход этого имения из рук в руки (путем наследования, продажи и т. д.) eo ipso приведет к перемене и лица, на пользование управомоченного. Сервитуты предиальные, в свою очередь, разделяются на сервитуты городские и сельские — servitutes praediorum urbanorum и servitutes praediorum rusticorum. Основанием для такого деления является хозяйственное назначение praedium dominans: если оно предназначено для сельскохозяйственной культуры, то сервитут, установленный в целях этой культуры, будет сервитут сельский; если же praedium dominans представляет участок для жилья, строение, то сервитут будет сервитутом городским.

Но всякий сервитут — личный и предиальный — есть вещное право на чужую вещь, ибо всякий сервитут создает, хотя и ограниченное, но непосредственное господство над вещью. В чьи бы руки служащая вещь ни перешла, она все время будет подлежать этому господству, причем это господство не зависит от воли каждого собственника ее. Этим сервитут отличается от различных обязательственных отношений, предоставляющих также нередко право пользования чужой вещью. Так, например, если я сдам вам мое имение в аренду, вы получите право пользоваться им, но это ваше право есть только личное право по отношению ко мне; если затем я это имение продам другому лицу, это лицо может не согласиться на вашу аренду и выселить вас; вы будете иметь только право требовать от меня ваших убытков. Иное дело, если ваше пользование покоится на сервитуте: пожизненного владельца, например, продажа имения, совершенная собственником, нисколько не затрагивает; его право будет обладать полною силой и против всякого нового собственника.

2) Вторую группу jura in re aliena составляют вещные права на распоряжение чужой вещью. Таково закладное или залоговое право. Сущность его состоит в том, что кредитор, которому вещь заложена, имеет право при неуплате долга продать эту вещь для своего удовлетворения, то есть распорядиться ею. Закладное право есть также вещное право на чужую вещь: вещь остается в собственности должника, ее заложившего; но кредитор имеет право вытребовать ее от всякого, в чьих руках она окажется, для того, чтобы ее затем продать: позднейший переход вещи путем продажи и т. д. прав кредитора нисколько не затрагивает — его право идет за вещью.

Таковы основные типы вещно — правовых отношений. Но все эти типы не были даны человечеству готовыми: они также вырабатывались в истории путем медленного и часто трудного процесса. И здесь римское право шло впереди и расчищало путь.

Как и во всех других областях, так и в области вещного права римская история представляет комбинацию двух пластов: глубоко внизу залегает пласт институтов старого цивильного права; мало — помалу над ним образуется слой институтов преторского права. Но образование этого последнего слоя не уничтожает вовсе первого; долгое время мы наблюдаем совместное существование обеих пород, переплетающихся друг с другом иногда самым причудливым образом. И лишь позднейшее право (классическое и послеклассическое) производит необходимую работу объединения и упрощения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×