1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Противоправность виновность наказуемость

Понятие и признаки преступления

В ст. 14 УК РФ преступление определено как «виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания».

Признаки преступления:

  • деяние (действие или бездействие);
  • общественная опасность;
  • противоправность;
  • виновность;
  • наказуемость.

Под преступлением понимается только деяние , т. е. поведение человека, выраженное в определенной объективной форме. Ни мысли, ни намерения, ни цели человека, которые не нашли своего внешнего выражения, не воплотились в поступке, не могут признаваться преступлением . Деяние приобретает уголовно-правовое значение, т.е. становится преступлением, только при условии, что оно обладает всеми четырьмя указанными в законе признаками.

Общественная опасность — материальный признак преступления, означающий способность деяния причинять существенный вред общественным отношениям, поставленным под охрану уголовного закона. Общественная опасность имеет качественную и количественную характеристику.

Качественная характеристика общественной опасности в литературе именуется характером общественной опасности . Она означает типовую характеристику социальной вредности определенных видов преступлений (грабежа, изнасилования, уклонения от уплаты налогов и т. д.) и зависит от объекта посягательства, формы вины и категории совершенного преступления.

Количественный показатель общественной опасности именуется в литературе ее степенью . Она определяется обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда и тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого в совершении преступления, в соучастии).

Для более полного понимания признака общественной опасности необходимо уяснить значение ч. 2 ст. 14 УК РФ, которая гласит: «Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности». Раскрытие смысла приведенной нормы требует двух пояснений:

  1. Для признания деяния преступлением еще недостаточно его формального сходства с уголовным правонарушением, описанным в той или иной норме Особенной части УК РФ. Даже при таком сходстве деяние может быть признано малозначительным (например, открытое хищение ученической тетрадки), поэтому не представляющим общественной опасности.
  2. Деяние, признанное малозначительным и поэтому не преступным, может влечь административную, дисциплинарную, гражданско-правовую либо иную юридическую или моральную ответственность. Поэтому указание закона на отсутствие в таких деяниях общественной опасности нужно понимать не в смысле абсолютного отсутствия общественной опасности (как, например, при необходимой обороне), а в том смысле, что общественная опасность деяний, признанных малозначительными, не достигает той степени, которая присуща преступлениям.

Противоправность (уголовная противозаконность) означает, что преступлением может быть признано только то деяние, которое прямо запрещено нормой Особенной части УК РФ (ч. 1 ст. 14 УК РФ). Применение уголовного закона по аналогии не допускается (ст. 3).

Противоправность — это формальный признак преступления, который нельзя рассматривать изолированно от общественной опасности деяния. Уголовная противоправность деяния — субъективное (на законодательном уровне) выражение общественной опасности этого деяния . Выявив объективно существующую общественную опасность деяния и осознав невозможность эффективной борьбы с ним без использования уголовно-правовых средств, государство в лице законодательного органа формулирует уголовно-правовой запрет на совершение данного вида деяний и устанавливает уголовное наказание за его совершение. С другой стороны, деяние, запрещенное уголовным законом, в силу изменения характера общественных отношений либо по другим причинам может на определенном этапе утратить свою опасность для общества и тогда оно декриминализируется , т. е. отменяется уголовно-правовой запрет на его совершение.

Таким образом, общественная опасность и противоправность — это две неразрывные и взаимосвязанные характеристики (социальная и юридическая) преступления.

Виновность как признак преступления непосредственно вытекает из принципа вины, закрепленного в ст. 5 УК РФ и запрещающего объективное вменение, т. е. уголовную ответственность за невиновное причинение вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 24 УК РФ виновным в преступлении признается лицо, совершившее общественно опасное и противоправное деяние умышленно либо по неосторожности. Если деяние совершено без вины, т.е. без умысла или неосторожности (случайно), то, несмотря на его объективную общественную опасность, оно не может признаваться преступлением и не влечет уголовной ответственности (ч. 1 ст. 28 УК РФ).

Наказуемость означает, что за предусмотренные уголовным законом и совершенные виновно общественно опасные деяния может быть назначено наказание, установленное в санкции уголовно-правовой нормы. Иначе говоря, наказуемость — это предусмотренная законом возможность назначения наказания. Такая возможность реализуется не во всех случаях совершения преступлений. Во-первых, не каждое преступление фиксируется правоохранительными органами. Во-вторых, не каждое зарегистрированное преступление раскрывается. В-третьих, в случаях, предусмотренных законом, лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от наказания. Однако и в этих случаях речь идет именно о преступлении, поскольку уголовно-правовая норма, содержащая описание данного вида общественно опасных деяний, предусматривает определенное наказание за его совершение.

Таким образом, под наказуемостью следует понимать не реальное наказание за конкретное преступление, а установленную законом возможность применить наказание за каждый случай совершения деяния, описанного в той или иной норме Особенной части УК РФ .

Виновность и наказуемость

Стремление законодателя к созданию прочных гарантий против необоснованных репрессий, которыми так изобилует наша история, нашло свое выражение в том, что вопрос об уголовной ответственности гражданина только при наличии вины, установленной судом, решается на конституционном уровне. Так, Конституция РФ (ст.49) провозглашает: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в силу приговором суда»[13]. Принцип ответственности за вину исключает объективное вменение, то есть вменение в вину фактически наступивших от деяния последствий независимо от психического отношения к ним виновного лица.

Виновность предполагает определенное психическое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям. Такое психическое отношение может выражаться в виде умысла или неосторожности. Виновность — обязательное условие наступления уголовной ответственности и наказания. Невиновное причинение вреда полностью исключает ответственность за содеянное.

Уголовная противоправность представляет собой юридический признак преступления, в отличие от общественной опасности — социального признака. Уголовная противоправность, с одной стороны, означает, что признаки преступного деяния описаны в диспозиции уголовно-правовой нормы, т. е. преступно только то, что запрещено уголовным законом. Это свойство непосредственным образом связано с рассмотренными выше признаками преступления — общественной опасностью и виновностью, поскольку только то, что составляет опасность для общества и совершено виновно, запрещено уголовным законом.

С другой стороны, составной частью уголовной противоправности является угроза наказанием, так как установление запрета в уголовном законе означает и установление наказания за его нарушение. Но речь идет, действительно, лишь об угрозе наказанием, поскольку фактическая наказуемость деяния, не будучи признаком преступления, не всегда реализуется. В российском уголовном праве, как мы уже об этом говорили, существуют институты освобождения от уголовной ответственности и наказания, в связи с чем не каждое преступление оказывается реально “наказанным”.

Названные признаки преступления являются чисто юриди­ческими. Конечно, уголовная противоправность уже предпола­гает наличие виновности и, как правило, наказуемости.

Указание в определении понятия преступления на винов­ность как необходимый его признак призвано лишний раз под­твердить, что вина субъекта является одним из главных и аб­солютно необходимым элементом любого преступления — от самого тяжкого до самого незначительного. Ведь всякое право обращено только к людям, как к разумным и мыслящим суще­ствам. Оно предполагает сознательное поведение, выражающе­еся в форме умысла или неосторожности.

Однако виновность присуща как признак и другим право­нарушениям, в частности, административным проступкам и большинству гражданских правонарушений. В философском смысле подлинная свобода воли представляет собой не простой произвол, являющиеся лишь видимостью свободы, но выбор, основанный на знании дела, т. е. сознательно принятое реше­ние о модели поведения в конкретной ситуация, которую субъект предварительно изучил, взвесил все «за» и «против» и принял решение действовать на основе реальной оценки всех основных и сопутствующих обстоятельств. Все остальные дей­ствия можно назвать действиями «вслепую». Нормальный че­ловек, имеющий здоровую психику, всегда понимает, как и зачем он совершает противоправные поступки, каковы могут быть последствия его деятельности, и в этом состоит суть его вины. Но при этом всегда нужно иметь в виду, что это возмож­но, только если человек вменяем.

Читать еще:  Разграничение договорной и деликтной ответственности

Именно вменяемость представляет собой необходимую пред­посылку вины. Невменяемость или отсутствие вины делает бес­смысленным уголовную ответственность и наказание, которые в таких условиях не могут иметь каких-либо целей, кроме не­рациональной мести. Наказание в подобных случаях не может выполнить задач общего и специального предупреждения.

Рассудочное поведение человека возможно только при ус­ловии, что он правильно ориентируется в окружающей дей­ствительности, понимает внешние обстоятельства, видит ко­нечный результат своей деятельности, словом, действует сво­бодно. Любое поведение, полностью исключающее такую сво­боду (непреодолимая сила и т. п.), исключает вопрос не только об ответственности, но и о вменяемости. Нормальный человек, имеющий определенную сумму знаний об окружающем мире, способен ориентироваться в нем так, чтобы в своем обычном поведении достигать поставленных целей.

Это, собственно, и есть вменяемость, т. е. способность не только оценить фактическую сторону, но и социальную значи­мость своего поведения, о чем сказано в ст. 21 УК РФ (ч. I):

«Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во вре­мя совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т. е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действии бездействия) либо руководить ими вследствие хронического пси­хического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия, либо иного болезненного состояния психики».

Как уже отмечалось, действия невменяемого по своей приро­де лишь внешне сходны с человеческим поведением именно в объективных его признаках (способ, средства, манеры поведе­ния и т. п.), но от подлинных человеческих поступков их отли­чает отсутствие разума. Более того, именно способность причи­нить материальный или иной ущерб и отсутствие разумного руководства этим разрушительным действием сближают дей­ствия невменяемого с разрушительным действием сил приро­ды и животных. Следовательно, по своей социальной сущнос­ти они относятся к чисто физическим, а не социальным силам воздействия. Конечно, объективный ущерб от землетрясения, наводнения или пожара причиняет обществу тот же самый вред, что и преступления, однако совершенно иными представляют­ся социальные, моральные и прочие последствия, а главное — способы и средства их предотвращения и борьбй с ними.

Сказанное, однако, не означает, что действия невменяемых не опасны для окружающих. Поэтому к подобным лицам впол­не правомерны принудительные меры медицинского характе­ра в условиях изоляции от общества, которые в большой сте­пени зависят от характера и тяжести заболевания.

Итак, невменяемость исключает вину, а следовательно, и уголовную ответственность.

Невменяемость взрослого человека определяется следстви­ем или судом на основе соответствующего заключения судебно-психиатрической экспертизы, для несовершеннолетних же достаточно точной констатации возраста на момент соверше­ния преступления.

В ст. 22 УК РФ предусматривается и так называемая огра­ниченная вменяемость: она указывает на то, что лицо, кото­рое не могло в полной мере осознавать значение своих дей­ствий или руководить ими вследствие болезненного психичес­кого расстройства, подлежит уголовной ответственности, но подобное состояние может учитываться при назначении нака­зания и служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Определить ограниченную вме­няемость довольно сложно, но вполне очевидно, что должны быть учтены те же критерии, что и при невменяемости пол­ной: наличие определенных дефектов психики и пониженная способность руководить своими поступками.

Общественно опасное деяние влечет за собой уголовную от­ветственность при достижении субъектом определенного воз­раста. Это условие предусмотрено практически во всех УК мира.

Законодательство различных стран по разному решает воп­рос о начальном возрасте уголовной ответственности, причем разброс точек зрения очень значителен: от восьми-девяти до 14 и даже 16 лет.

В ст. 20 УК РФ указывается минимальный возраст уголов­ной ответственности — 16 лет, а по наиболее опасным преступ­лениям — 14 лет.

Только с определенного возраста человек начинает пони­мать социальную значимость своих поступков, предвидеть раз­витие причинной связи и ближайшие результаты своего по­ступка, т. е. становится способным к критическому анализу своего поведения и соразмерению его с определенными норма­ми, принятыми в обществе. В данном случае несовершеннолет­него можно условно приравнять к невменяемому.

Вина предполагает различную комбинацию сознания и воли у вменяемого лица. Под умышленной виной подразумевается, что лицо сознает фактическую и социальную значимость свое­го поведения, т. е. понимает, что оно причиняет другому теле­сные повреждения, крадет чужое имущество и т. п. Бесспорно, когда лицо не осознает фактической стороны своего поведе­ния, то оно не понимает и ее социальной значимости. В данном случае о вине не может быть и речи.

Характерными чертами умысла являются:

а) сознание общественной опасности поведения;

б) предвидение общественно опасных последствий этого по­ведения.

Сказанное означает, что, действуя преступным образом умышленно, субъект сознает, что его действия (поведение) при­чиняют или могут причинить существенный вред интересам общества, государства, личности. Преступные последствия бы­вают материальными (имущественный ущерб либо упущенная выгода), физическими (смерть, вред здоровью, нормальному развитию организма), экологическими (загрязнение воды, воз­духа, т. е. окружающей среды; причинение вреда флоре и фау­не), моральными (причинение вреда нравственным устоям об­щества), социальными (создающими опасность для общества и государства или для правопорядка).

Опасность моральных и социальных последствий заключа­ется не столько в причинении конкретного вреда, сколько в создании определенной опасной ситуации, имеющей тенден­цию к усилению, способной привести к известной социальной напряженности в общественных отношениях людей.

В зависимости от характера общественной опасности, а сле­довательно, и ущерба, грозящего общественным отношениям, законодатель пользуется двумя приемами в законодательном описании составов преступлений. В формальных составах пре­ступлений (дезертирство, самовольное оставление части) пред­видением субъекта может охватываться лишь само преступ­ное поведение (действие), его общественная опасность. Все ос­тальное лежит за пределами объективной стороны состава, а следовательно, и не включается в содержательную часть умыс­ла. В материальных же составах преступления предвидением субъекта охватывается не только социальная сущность пове­дения, но, главным образом, общественная опасность его по­следствий.

При этом, поскольку закон принят и опубликован, суще­ствует предположение (презумпция), что лицо, его нарушив­шее, знало о запрете и сознавало общественно опасный харак­тер своего поведения.

Итак, субъективным компонентом преступного поведения является презумпция того, что всякий вменяемый и достиг­ший определенного законом возраста человек сознает общест­венную (социальную) опасность своего поведения, и это об­стоятельство не подлежит специальному доказыванию со стороны обвинения. Поэтому заранее презюмируется, что бре­мя доказывания извинительного заблуждения лежит на обви­няемом.

Таким образом должен решаться вопрос о субъективной сто­роне умышленных преступлений, а равно преступлений, со­вершенных по легкомыслию, ибо интеллектуальная сторона их такова же, как и при умысле, но проявляется в значительно более неопределенной форме. Ущербность сознания опасности действий при легкомыслии заключается в том, что возможность наступления последствий для виновного кажется абстрактной и предотвратимой, хотя в действительности это не так.

При небрежности сознание хотя бы абстрактной возможно­сти предвидения последствий отсутствует вообще, но ущерб­ность сознания виновного состоит в том, что он, как вменяе­мый человек, должен был действовать более осторожно, ибо имел возможность предвидеть наступление общественно опас­ных последствий, но не воспользовался ею.

Читать еще:  Ответственность за порно

Последний признак преступления — его наказуемость — некоторыми криминалистами оспаривается. Однако такое мне­ние ошибочно. Правильно заметил Н. Д. Дурманов: «Исключе­ние наказуемости из числа признаков преступления стирает грань между преступлением и непреступлением, так как зако­нодательство проводит грань между ними именно путем уста­новления санкции за деяния преступные»[14].

Действительно, аморальных проступков великое множество. Их гораздо больше, чем преступления во всяком даже самом большом уголовном кодексе, но государственная и обществен­ная реакции на них совершенно иные, чем на преступления. Различие в том и заключается, что последние наказываются от имени государства, и поэтому наказуемость и должна быть признаком преступления.

Виновность и наказуемость

Стремление законодателя к созданию прочных гарантий против необоснованных репрессий, которыми так изобилует наша история, нашло свое выражение в том, что вопрос об уголовной ответственности гражданина только при наличии вины, установленной судом, решается на конституционном уровне. Так, Конституция РФ (ст.49) провозглашает: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в силу приговором суда» . Принцип ответственности за вину исключает объективное вменение, то есть вменение в вину фактически наступивших от деяния последствий независимо от психического отношения к ним виновного лица.

Виновность предполагает определенное психическое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям. Такое психическое отношение может выражаться в виде умысла или неосторожности. Виновность — обязательное условие наступления уголовной ответственности и наказания. Невиновное причинение вреда полностью исключает ответственность за содеянное.

Уголовная противоправность представляет собой юридический признак преступления, в отличие от общественной опасности — социального признака. Уголовная противоправность, с одной стороны, означает, что признаки преступного деяния описаны в диспозиции уголовно-правовой нормы, т. е. преступно только то, что запрещено уголовным законом. Это свойство непосредственным образом связано с рассмотренными выше признаками преступления — общественной опасностью и виновностью, поскольку только то, что составляет опасность для общества и совершено виновно, запрещено уголовным законом.

С другой стороны, составной частью уголовной противоправности является угроза наказанием, так как установление запрета в уголовном законе означает и установление наказания за его нарушение. Но речь идет, действительно, лишь об угрозе наказанием, поскольку фактическая наказуемость деяния, не будучи признаком преступления, не всегда реализуется. В российском уголовном праве, как мы уже об этом говорили, существуют институты освобождения от уголовной ответственности и наказания, в связи, с чем не каждое преступление оказывается реально “наказанным”.

Названные признаки преступления являются чисто юридическими. Конечно, уголовная противоправность уже предполагает наличие виновности и, как правило, наказуемости.

Указание в определении понятия преступления на виновность как необходимый его признак призвано лишний раз подтвердить, что вина субъекта является одним из главных и абсолютно необходимым элементом любого преступления — от самого тяжкого до самого незначительного. Ведь всякое право обращено только к людям, как к разумным и мыслящим существам. Оно предполагает сознательное поведение, выражающееся в форме умысла или неосторожности.

Однако виновность присуща как признак и другим правонарушениям, в частности, административным проступкам и большинству гражданских правонарушений. В философском смысле подлинная свобода воли представляет собой не простой произвол, являющиеся лишь видимостью свободы, но выбор, основанный на знании дела. То есть сознательно принятое решение о модели поведения в конкретной ситуация, которую субъект предварительно изучил, взвесил все «за» и «против» и принял решение действовать на основе реальной оценки всех основных и сопутствующих обстоятельств. Все остальные действия можно назвать действиями «вслепую». Нормальный человек, имеющий здоровую психику, всегда понимает, как и зачем он совершает противоправные поступки, каковы могут быть последствия его деятельности, и в этом состоит суть его вины. Но при этом всегда нужно иметь в виду, что это возможно, только если человек вменяем.

Именно вменяемость представляет собой необходимую предпосылку вины. Невменяемость или отсутствие вины делает бессмысленным уголовную ответственность и наказание, которые в таких условиях не могут иметь каких-либо целей, кроме нерациональной мести. Наказание в подобных случаях не может выполнить задач общего и специального предупреждения.

Рассудочное поведение человека возможно только при условии, что он правильно ориентируется в окружающей действительности, понимает внешние обстоятельства, видит конечный результат своей деятельности, словом, действует свободно. Любое поведение, полностью исключающее такую свободу (непреодолимая сила и т. п.), исключает вопрос не только об ответственности, но и о вменяемости. Нормальный человек, имеющий определенную сумму знаний об окружающем мире, способен ориентироваться в нем так, чтобы в своем обычном поведении достигать поставленных целей.

Это, собственно, и есть вменяемость, т. е. способность не только оценить фактическую сторону, но и социальную значимость своего поведения, о чем сказано в ст. 21 УК РФ (ч. I):

«Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т. е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действии бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия, либо иного болезненного состояния психики».

Как уже отмечалось, действия невменяемого по своей природе лишь внешне сходны с человеческим поведением именно в объективных его признаках (способ, средства, манеры поведения и т. п.), но от подлинных человеческих поступков их отличает отсутствие разума. Более того, именно способность причинить материальный или иной ущерб и отсутствие разумного руководства этим разрушительным действием сближают действия невменяемого с разрушительным действием сил природы и животных. Следовательно, по своей социальной сущности они относятся к чисто физическим, а не социальным силам воздействия. Конечно, объективный ущерб от землетрясения, наводнения или пожара причиняет обществу тот же самый вред, что и преступления, однако совершенно иными представляются социальные, моральные и прочие последствия, а главное — способы и средства их предотвращения и борьбой с ними.

Сказанное, однако, не означает, что действия невменяемых не опасны для окружающих. Поэтому к подобным лицам вполне правомерны принудительные меры медицинского характера в условиях изоляции от общества, которые в большой степени зависят от характера и тяжести заболевания.

Итак, невменяемость исключает вину, а следовательно, и уголовную ответственность.

Невменяемость взрослого человека определяется следствием или судом на основе соответствующего заключения судебно-психиатрической экспертизы, для несовершеннолетних же достаточно точной констатации возраста на момент совершения преступления.

В ст. 22 УК РФ предусматривается и так называемая ограниченная вменяемость: она указывает на то, что лицо, которое не могло в полной мере осознавать значение своих действий или руководить ими вследствие болезненного психического расстройства. Оно подлежит уголовной ответственности, но подобное состояние может учитываться при назначении наказания и служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Определить ограниченную вменяемость довольно сложно, но вполне очевидно, что должны быть учтены те же критерии, что и при невменяемости полной: наличие определенных дефектов психики и пониженная способность руководить своими поступками.

Общественно опасное деяние влечет за собой уголовную ответственность при достижении субъектом определенного возраста. Это условие предусмотрено практически во всех УК мира.

Законодательство различных стран по-разному решает вопрос о начальном возрасте уголовной ответственности, причем разброс точек зрения очень значителен: от восьми-девяти до 14 и даже 16 лет.

Читать еще:  Обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание кратко

В ст. 20 УК РФ указывается минимальный возраст уголовной ответственности — 16 лет, а по наиболее опасным преступлениям — 14 лет.

Только с определенного возраста человек начинает понимать социальную значимость своих поступков, предвидеть развитие причинной связи и ближайшие результаты своего поступка, т. е. становится способным к критическому анализу своего поведения и соразмерению его с определенными нормами, принятыми в обществе. В данном случае несовершеннолетнего можно условно приравнять к невменяемому.

Вина предполагает различную комбинацию сознания и воли у вменяемого лица. Под умышленной виной подразумевается, что лицо сознает фактическую и социальную значимость своего поведения, т. е. понимает, что оно причиняет другому телесные повреждения, крадет чужое имущество и т. п. Бесспорно, когда лицо не осознает фактической стороны своего поведения, то оно не понимает и ее социальной значимости. В данном случае о вине не может быть и речи.

Характерными чертами умысла являются:

  • а) сознание общественной опасности поведения;
  • б) предвидение общественно опасных последствий этого поведения.

Сказанное означает, что, действуя преступным образом умышленно, субъект сознает, что его действия (поведение) причиняют или могут причинить существенный вред интересам общества, государства, личности.

Преступные последствия бывают:

  • 1) материальными (имущественный ущерб либо упущенная выгода);
  • 2) физическими (смерть, вред здоровью, нормальному развитию организма);
  • 3) экологическими (загрязнение воды, воздуха, т. е. окружающей среды; причинение вреда флоре и фауне);
  • 4) моральными (причинение вреда нравственным устоям общества);
  • 5) социальными (создающими опасность для общества и государства или для правопорядка).

Опасность моральных и социальных последствий заключается не столько в причинении конкретного вреда, сколько в создании определенной опасной ситуации, имеющей тенденцию к усилению, способной привести к известной социальной напряженности в общественных отношениях людей.

В зависимости от характера общественной опасности, а следовательно, и ущерба, грозящего общественным отношениям, законодатель пользуется двумя приемами в законодательном описании составов преступлений. В формальных составах преступлений (дезертирство, самовольное оставление части) предвидением субъекта может охватываться лишь само преступное поведение (действие), его общественная опасность. Все остальное лежит за пределами объективной стороны состава, а следовательно, и не включается в содержательную часть умысла. В материальных же составах преступления предвидением субъекта охватывается не только социальная сущность поведения, но, главным образом, общественная опасность его последствий.

При этом, поскольку закон принят и опубликован, существует предположение (презумпция), что лицо, его нарушившее, знало о запрете и сознавало общественно опасный характер своего поведения.

Итак, субъективным компонентом преступного поведения является презумпция того, что всякий вменяемый и достигший определенного законом возраста человек сознает общественную (социальную) опасность своего поведения, и это обстоятельство не подлежит специальному доказыванию со стороны обвинения. Поэтому заранее резюмируется, что бремя доказывания извинительного заблуждения лежит на обвиняемом.

Таким образом, должен решаться вопрос о субъективной стороне умышленных преступлений, а равно преступлений, совершенных по легкомыслию, ибо интеллектуальная сторона их такова же, как и при умысле, но проявляется в значительно более неопределенной форме. Ущербность сознания опасности действий при легкомыслии заключается в том, что возможность наступления последствий для виновного кажется абстрактной и предотвратимой, хотя в действительности это не так.

При небрежности сознание хотя бы абстрактной возможности предвидения последствий отсутствует вообще, но ущербность сознания виновного состоит в том, что он, как вменяемый человек, должен был действовать более осторожно, ибо имел возможность предвидеть наступление общественно опасных последствий, но не воспользовался ею.

Последний признак преступления — его наказуемость — некоторыми криминалистами оспаривается. Однако такое мнение ошибочно. Правильно заметил Н.Д. Дурманов: «Исключение наказуемости из числа признаков преступления стирает грань между преступлением и непреступлением, так как законодательство проводит грань между ними именно путем установления санкции за деяния преступные».

Действительно, аморальных проступков великое множество. Их гораздо больше, чем преступления во всяком даже самом большом уголовном кодексе, но государственная и общественная реакции на них совершенно иные, чем на преступления. Различие в том и заключается, что последние наказываются от имени государства, и поэтому наказуемость и должна быть признаком преступления.

Понятие и признаки преступления

Понятие преступления

Преступлением называется виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания. Ни мысли, ни намерения, ни цели человека, которые не нашли своего внешнего выражения, не воплотились в поступке, не могут признаваться преступлением.

Признаки преступления

Преступлением может быть только деяние, которое может быть выражено в действии или бездействии. Поведение становиться преступлением только в том случае, если оно обладает всеми четырьмя признаками, указанными в законе:

— Общественная опасность деяния;
— Противоправность деяния;
— Виновность деяния;
— Наказуемость деяния;

Общественная опасность является материальным признаком преступления и выражает он социальную сущность данного юридического понятия и именно он показывает почему то или иное деяние отнесено к категории уголовно наказуемых.

Общественная опасность имеет качественную и количественную характеристику.

Качественной характеристикой общественной опасности является характер преступного деяния, например, посягательства на здоровье человека обладают одной типовой общественной опасностью, а посягательство на собственность обладают другой типовой направленностью.
Характер общественной опасности также зависит от способа посягательства на один и тот же объект преступления, например, хищение имущества или его уничтожение имеют разный характер общественной опасности, хотя имеют один объект посягательства — собственность.

Количественная характеристика общественной опасности называется степенью общественной опасности.

Степень общественной опасности определяется тяжестью совершенного преступления, способом совершения преступления, формой вины, видом умысла или неосторожности, а также другими обстоятельствами, учитываемыми при оценке социальной вредности преступления.
Не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого — либо деяния, предусмотренного уголовным кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Вторым признаком преступления является противоправность, или уголовная противозаконность деяния, которая означает то, что преступлением может быть признано только то деяние, которое прямо запрещено нормой Особенной частью Уголовного кодекса.
Общественная опасность и противоправность являются двумя неразрывными характеристиками преступления, ни одна из которых не может в отрыве от другой характеризовать деяние как преступное и уголовно наказуемое.

Такой признак преступления, как виновность, непосредственно отражает принцип вины, который закреплён в статье 5 Уголовного кодекса РФ:
«Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействия) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина»

Вина (виновность) в уголовно — правовом понимании означает определенное психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и его общественно опасным последствиям.
Если деяние совершенно без вины (случайно), то не зависимо от его общественной опасности, это деяние не может признаваться преступлением и поэтому не влечет уголовной ответственности.

Признак преступления, указывающий на его неизбежное юридическое последствие, неблагоприятное для правонарушителя — это наказуемость.

Наказуемость означает, что за совершенное предусмотренное уголовным кодексом и совершенное виновно общественно опасные деяния может быть назначено установленное в санкции уголовно — правовой нормы наказание.
Под наказуемостью следует понимать не реальное наказание и не факт его назначения, а установленную законом возможность применить наказание за каждый случай совершения деяния, описанного в той или иной норме Особенной части УК.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×