0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ответственность за репост в интернете

Инструкция: как не попасть под статью за репосты и лайки

6 августа районный суд в Барнауле начал рассматривать уголовное дело в отношении Марии Мотузной: девушку обвиняют по ст. 148 и ст. 282 УК – оскорбление религиозных чувств и возбуждение вражды. По словам самой Мотузной, причиной стали картинки с черным юмором «ВКонтакте» и никого оскорбить она не хотела. Дело девушки стало публичным после ее поста в Twitter, где она подробно рассказала об обысках и показала материалы двухтомного дела.

«Антирепостного» закона не существует, однако квалификаций за действия в соцсетях несколько. Самые распространенные – ст. 280 и 282 УК. Санкции по этим статьям похожи, однако по 280-й придется отработать или отсидеть, а по 282-й можно добиться штрафа. По словам руководителя правозащитной организации «Агора» Павла Чикова, дела по ст. 282 расследует Следственный комитет, а по ст. 280 – ФСБ. «Суды, как правило, не ставят под сомнение позицию Федеральной службы безопасности, со Следственным комитетом дела обстоят немного проще», – утверждает Чиков.

Наиболее суровая статья – ч. 2 ст. 282.1 – организация экстремистского сообщества, участие в нем. Такие действия наказываются уже заключением до шести лет, а штрафы достигают 600 000 руб. «В последнее время все чаще применяется квалификация «участие в экстремистских сообществах» – людям вменяется участие в экстремистских сообществах за публикации в тематических группах и распространение информации», – комментирует Чиков.

Другая нередкая квалификация – ст. 148, одна из тех, по которой обвиняют Мотузную, – нарушение права на свободу совести и вероисповедания, о так называемых «чувствах верующих», она во многом перекликается с 282-й статьей, однако она сравнительно мягче: лишение свободы по ней предусмотрено только до года, а штраф составляет до 300 000 руб. Квалификация по ст. 354 УК – призывы к развязыванию агрессивной войны наказываются штрафом или заключением до трех лет.

Осужденных по экстремистским статьям также включают в перечень Росфинмониторинга. Состоять в списке экстремистов — значит не иметь возможности открывать счета, оформлять зарплатные карты и выполнять еще ряд операций.

Мотузную в этот перечень уже включили, в реестре она находится под номером 5208. Выйти из списка можно только после того, как судимость погашена.

Как возбуждают такие дела?

Причины для возбуждения две – заявление гражданина или результаты мониторинга, который проводят правоохранительные органы. В обоих случаях устанавливается личность нарушителя и проводится лингвистическая и прочие экспертизы потенциально незаконного контента.

Мониторинг органы проводят на основе специальных алгоритмов. Один из таких алгоритмов на основе больших данных для правоохранителей разработали в SocialDataHub. Автоматические поиски по ключевым словам работают только для «концентрированных» с точки зрения экстремизма страничек и пользователей, рассказывает гендиректор SocialDataHub Артур Хачуян. «Алгоритмы построены таким образом, что срабатывают только на настоящих преступников, которые ведут активную деятельность в соцсетях, – на террористов. Их поиском занимаются правоохранительные органы, и, конечно, они не ищут обычных пользователей, которые где-то поставили лайк. Тут работает система доносов: расследование начинается только по запросу, если на пользователя написали заявление», – объясняет он.

Чиков заявляет, что у оперативников есть план по выявлению преступлений экстремистской направленности, из-за которого они обращаются к мониторингу соцсетей. После проведения лингвистической экспертизы, которую проводят отделения в тех же структурах, возбуждается уголовное дело, то есть фактически это происходит в рамках одного ведомства.

В случае с Мотузной, заявление написали студентки алтайского филиала Российской академии народного хозяйства Дарья Исаенко и Анастасия Битнер. По их же инициативе дело «за сохраненные картинки» возбудили против Даниила Маркина – другого жителя Барнаула.

Как определяют, что это моя страничка?

У Мотузной на страничке была другая фамилия, однако делу это не помешало, ее личность все равно была установлена. Чиков поясняет, что это возможно благодаря тому, что администрация «ВКонтакте» активно сотрудничает с правоохранителями. «Соцсеть предоставляет информацию о времени входа, с какого устройства он был выполнен и откуда. Также сообщается на кого зарегистрирована страница. В итоге оперативникам не составляет никакого труда установить личность автора публикации», – комментирует он.

Стоит ли удалить свой аккаунт?

Большая масса дел касается именно «ВКонтакте». Mail.ru, в группу которой входит социальная сеть «ВКонтакте», положение вещей «дело за репост» не устраивает. В день начала слушаний по делу Мотузной они выпустили обращение, в котором попросили амнистировать «отбывающих срок по соответствующим обвинениям» и провести частичную декриминализацию статьей. «Мы видим, как во многих регионах нашей страны становится популярной практика возбуждения уголовных дел на пользователей за лайки и репосты в социальных сетях. Зачастую действия правоохранительных органов явно не соответствуют потенциальной угрозе, а их реакция на записи в комментариях или мемы в ленте оказывается немотивированно жесткой», – говорится в заявлении.

Пользователи соцсетей активно начали обсуждать удаление публикаций и выход из социальных сетей из-за уголовных дел. В поисковой системе «Яндекс» число запросов «удалить вк» выросло с 124 000 в сентябре до почти 168 000 в июле этого года.


Хачуян к удалению публикаций или снятию лайков относится скептически: все версии вашей активности в соцсети хранятся в базах оперативников или специальных агентств. По обращению копия вашей страницы, даже если она удалена, может подниматься и использоваться как доказательство. Такая ситуация произошла с аккаунтом Мотузной: на момент подачи заявления он был уже удален. То есть здесь действует принцип превентивных мер.

Получается ли доказать свою невиновность?

«Агора», которая нередко занимается такими делами, сообщает по меньшей мере о 20 удачных случаях. В части из них правозащитники добивались оправдательных приговоров, в других – отмены дела из-за отсутствия состава преступления.

Известный процесс над адыгейским экологом закончился оправдательным приговором. Глава Института региональных биологических исследований Валерий Бриних выпустил статью «Молчание ягнят» с критикой свиноводческой фермы. Несмотря на то, что площадкой для публикации не были соцсети, механизм был схожим – экологу предъявили обвинения в «уничижение человеческого достоинства национальной группы «Адыги» по ст. 282. Дело длилось три года, но в итоге защите удалось доказать, что речи о возбуждении ненависти в статье не было.

Главный вопрос: что делать?

Ответ на этот вопрос дает Чиков. По его словам, за последние годы чувствительность к фразам сильно увеличилась. «Нужно понимать, про что можно говорить, а про что говорить рискованно. Это ключевой момент. Однако экспертизы, которые проводят психологи, лингвисты, религиоведы, нередко по-разному оценивают одни и те же фразы, иногда – противоположно», – отмечает он.

Нет текста — нет дела.

Чтобы избежать вероятность предъявлений претензий, нужно удалиться из соцсетей и ограничить публичную активность. Второе – уголовное преследование по указанным статьям возможно, только если есть текст – устный или письменный, – но текст, отмечает Чиков. «Нет текста – нет дела», – резюмирует правозащитник.

Важный момент – защиту необходимо начинать с момента доследственной проверки, когда дело находится еще у оперативников. «Там нужно убеждать, что нет состава, туда же внести альтернативные позиции лингвистов. В таких случаях успех гораздо более вероятен», – считает Чиков.

Внимание стоит обратить на сим-карты, которые зарегистрированы на ваш паспорт, комментирует медиаэксперт Михаил Гуревич. «Раньше не было большой проблемы зарегистрировать по своему паспорту сим-карту например для друга из-за рубежа. Теперь за этим нужно тщательнее следить — личность в соцсетях устанавливают именно по номеру телефона», — сообщил он. Гуревич рекомендует следить за настройками приватности отдельных постов в соцсетях и стремиться к тому, чтобы они были доступны только вашим друзьям. «Стоит избегать использования российских соцсетей — к ним у правоохранителей есть широкий доступ. Несмотря на феномен российской IT-индустрии, согласно которому россияне предпочитают американские джинсы, китайские телефоны, но российские поисковики и соцсети, именно пользователи отечественных соцсетей чаще всего попадают «под удар»», — предупреждает Гуревич.

Мотузная, когда к ней пришли с обысками, подписала признательные показания в сопровождении адвоката по назначению. 6 августа она добивалась отказа от особого порядка рассмотрения дела уже с новым защитником. Следующее заседание по делу состоится 15 августа, суд вызовет свидетельниц по делу, а само слушание проведут в общем порядке.

Статья за перепост. За какие высказывания в соцсетях можно сесть

За последнее время участились случаи, когда людей привлекали к ответственности, в том числе и уголовной, за высказывания на личной странице в соцсети или, что хуже, перепост. За публикацию чего в соцсетях могут дать срок и как обезопасить себя от возможных обвинений в экстремизме — в материале Лайфа.

Опасность 1. Демотиваторы

Коллаж © L!FE

В сентябре 2020 года гражданский активист Дмитрий Семёнов из Чувашии был осуждён за перепост в соцсети «ВКонтакте» демотиватора с карикатурой на премьер-министра Дмитрия Медведева. Сам пользователь отрицал какие-либо обвинения, указав, что поставил «лайк» тексту интервью, а карикатура «подвязалась» автоматически.

Суд постановил, что Семёнов публично призывал к осуществлению экстремистской деятельности, и назначил штраф в размере 150 тыс. руб. Однако тут же амнистировал подсудимого, что не удовлетворило активиста: в апреле 2016-го он обратился в ЕСПЧ. Семёнов считает, что были нарушены его право на справедливое судебное разбирательство и свобода выражения мнения.

Читать еще:  Обстоятельства отягчающие наказания

В чём опасность: согласно постановлению суда, на демотиваторе была надпись: «Смерть русской гадине», в которой усмотрели «призыв к физическому уничтожению русских».

Опасность 2. Фотографии времён II Мировой войны

Фото: © РИА Новости/Иван Шагин

Резонансное дело с привлечением к ответственности за снимок со свастикой произошло с Полиной Петрусевой, журналистом смоленского портала readovka.ru. В январе 2020 года девушка выложила на странице в соцсети «ВКонтакте» фотографию своего дома времён нацисткой оккупации. В частности, правоохранителей не устроило изображение флага Третьего рейха, которое было видно на документальном снимке. В конечном счёте Петрусеву оштрафовали на тысячу рублей за пропаганду и публичное демонстрирование нацистской символики.

В чём опасность: закон о запрете на пропаганду или публичное демонстрирование символики организаций, сотрудничавших с фашистами или отрицающих итоги Нюрнбергского трибунала, был принят в России осенью 2020 года. Однако впоследствии Роскомнадзор уточнил, что изображения свастики без целей пропаганды допустимы.

Опасность 3. Видеоролики

Фото: © YouTube, LLC

Последняя новость об обвинении в экстремизме, окончившемся уголовным сроком, стала известна совсем недавно. Жителя Дагестана Мухтара Рамазанова признали виновным по части 1 статьи 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» и части 1 статьи 205.2 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности». Подсудимый свою вину признал и получил два года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

По версии следствия, Рамазанов разместил на своей странице во «ВКонтакте» в июне 2020 года видеоролик, направленный на возбуждение ненависти или вражды и уничижение достоинства человека в отношении религии и принадлежности к какой-либо социальной группе.

В чём опасность: в связи с последними событиями на Украине и напряжёнными отношениями между двумя бывшими соцреспубликами участившиеся бурные и зачастую резкие обсуждения могут подвергаться риску.

Опасность 4. Украина

Фото: © REUTERS/Valentyn Ogirenko

В Екатеринбурге местный суд признал мать-одиночку виновной в возбуждении межнациональной ненависти и вражды. Екатерину Вологженинову осудили по статье 282 УК за перепосты во «ВКонтакте» нескольких записей сообществ «Украинской народной самообороны» и «Правого сектора» (организация запрещена в России. — Прим. ред.). За перепосты женщина получила 20 часов обязательных работ. Кроме того, у Вологжениновой изъяли и уничтожили ноутбук, компьютерную мышь и зарядное устройство.

В чём опасность: некоторые перепощенные публикации принадлежали пабликам, которые относились к запрещённым в России организациям, таким как УНА-УНСО и «Правый сектор».

Опасность 5. Оскорбление чувств верующих

Фото: © L!FE/Динар Шакиров

Не повезло и 21-летнему жителю Бердска Новосибирской области. Максим Кормелицкий получил год и три месяца колонии-поселения за перепост и резкое высказывание в адрес православных. В январе 2020 года Кормелицкий посредством перепоста из сообщества «Двач» во «ВКонтакте» разместил на своей странице фото купающихся в проруби православных с комментарием, где, по его же словам, он оценил «умственное состояние людей, которые жертвуют своим здоровьем ради религии».

Запись увидел православный активист Юрий Задоя, который и пожаловался в Следственный комитет на обидный комментарий. Кормелицкого признали виновным по части 1 статьи 282 УК, устанавливающей ответственность за разжигание ненависти по религиозному признаку.

В чём опасность: религия всегда была острым вопросом, поэтому высказывания на эту тему лучше выражать в более нейтральном ключе.

Опасность 6. Нехватка интернет-грамотности

Фото: © L!FE/Евгений Юстюженков

В марте 2020 года от неосторожных перепостов пострадал и 62-летний пенсионер. Николая Егорова, работающего охранником на асфальтобетонном заводе в Чувашии, обвинили в экстремизме за репост во «ВКонтакте» материала Бориса Стомахина, пост которого был ранее признан экстремистским по содержанию.

Адвокат Егорова сообщил, что его подопечный «не размещал никаких публикаций у себя на странице, а доступ к его аккаунту в силу небольших его познаний специфики Интернета имеет неограниченное количество людей».

В чём опасность: внимательно относиться к безопасности своих аккаунтов в соцсетях и не позволять другим публиковать что-то от своего имени. Даже ради шутки.

Перепост не «статья»?

Фото: © Глеб Щелкунов/архив редакции

— В законодательстве до сих пор нет определения такого понятия, как перепост, рассказывает юрист общественного движения «Роскомсвобода» Саркис Дарбинян . Поэтому любой случай так называемого «расшара» материалов в соцсети может квалифицироваться как высказывание самого владельца аккаунта или одобрение скопированной записи.

По мнению главы адвокатской коллегии «Жорин и партнёры» Сергея Жорина, привлекать к уголовной ответственности граждан за их перепосты незаконно . «Но мы живём в реалиях, когда подобное уже происходит. Поэтому нужно понимать, что когда кто-то делает какой-то перепост, то он может подлежать ответственности. Пользователям надо быть аккуратнее с информацией, которую они размещают. Неважно, уникальная эта информация или перепост», — прокомментировал он Лайфу.

При этом в Минкомсвязи посчитали, что лайки или перепосты не являются выражением мнения.

«Мы большие противники идеи ввести ответственность за гиперссылки, потому что мы прекрасно знаем, что… Ты вообще не знаешь, что под гиперссылкой прячется. И сегодня там может быть одно, а завтра может быть другое. Кстати, то же самое и с перепостами. Ты делаешь перепост некой строчки, содержание которой может поменяться. (. ) Поэтому позиция нашего министерства очень простая: мы считаем, что это слишком широкое трактование закона, и мы являемся противниками идеи ввести ответственность за гиперссылки, — заявил «Эху Москвы» замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин.

Тонкая грань

Фото: © Глеб Щелкунов/архив редакции

Эксперты сходятся во мнении, что никто не застрахован от привлечения к ответственности за высказывания в соцсетях.

Наказание может настигнуть даже за «подзамочные» посты. «Кто-то из ваших друзей может сделать скрины и «настучать» в соответствующие органы, после чего будет возбуждено дело о распространении незаконной информации посредством Интернета, — объясняет Саркис Драбинян. — С точки зрения закона никакой разницы нет. Закрытость или открытость аккаунта на это никак не влияет. И подобные разбирательства уже были».

По его словам, за последнее время больше всего судебных разбирательств касалось именно призывов к экстремизму. Как считает Дарбинян, это связано с обеспокоенностью властей проявлением экстремизма в Сети. «Таким образом вводится самоцензура на уровне самих владельцев аккаунтов и владельцев групп, чтобы они сами отслеживали и удаляли какую-то информацию, которая может быть воспринята как незаконная», — отметил он.

О важности разделения между высказыванием своего мнения и противоправным контентом рассуждает и Жорин: «Суд должен разобраться, где мнение, а где утверждение. Мнение не может наказываться. Важно, чтобы суды, которые рассматривают такие дела, вели их осторожно и с точки зрения закона. Это очень тонкая грань: где мнение, а где экстремизм».

По словам эксперта, с экстремизмом, призывами к насилию, суициду и прочему необходимо бороться, но преследование, а тем более уголовное, за высказывания в Интернете на сегодняшний день должно быть исключительной мерой. «Куда ц елесообразнее использовать другие инструменты, например, блокировки, удаление противоправного контента самой онлайн-площадкой», — говорит он .

Как минимизировать риск

Существуют слова-маркеры, которые могут «подтолкнуть» соответствующие органы к более внимательному изучению вашей страницы. О них Лайфу рассказала Елена Кара-Мурза, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ и член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам:

—Для словесного экстремизма (в двух его разновидностях, условно говоря, в политическом и в этноэкстремизме) круг маркеров большой и разнообразный. Например, это так называемые этнофолизмы (т.е. заведомо негативные обозначения народов: «чурки«, «жиды«, «чёрные«) или другие «слова ненависти» («коммуняки«, «либерасты«, «фашизоиды«), а также слова, обозначающие людей, совершающих незаконные или неэтичные действия (убийца, бандит, проститутка, путана). Например, это слова политической, этнополитической и религиозной тематики («власть«, «революция«, «восстание«, «убийство«, «православие«, «ислам«. ).

По словам эксперта, текст или высказывание могут признать экстремистским, если в нём отчётливо выражена мысль о насильственных, агрессивных действиях против государственных и социальных институтов или против конкретных людей. В случае с оскорблением чувств верующих — последовательное противопоставление одной религии другой и требование «обращать» иноверующих и неверующих или уничтожать их.

«Или, например, это брань против людей по признакам их нации, языка, религии, сексуальной ориентации, обвинение их во всех грехах по этим же признакам, оправдание насилия над ними. Вот это настоящий словесный экстремизм, с которым нужно и можно бороться», — считает Елена Кара-Мурза.

Что касается использования оценочных слов, фиксирующих выражение мнения, например, «я считаю», «по моему мнению», эксперт отмечает, что это не может спасти от судебного разбирательства.

«Считается, что мнение нельзя проверить, что в нём отображается не мир вокруг нас, а картина этого мира в голове автора. Это относится к судебным делам о диффамации (распространении порочащих сведений и унижении чести, достоинства и деловой репутации — прим. ред.), даже эти обороты не спасают ответчиков, особенно при наличии у истцов административного ресурса», — объяснила она.

Читать еще:  Ответственность за драку

Для дел по словесному экстремизму конструкции мнения не играют роли, они «не освобождают от ответственности», отметила лингвист. То же касается и дел о защите прав верующих.

Запрещенный репост: за что в интернете можно получить штраф и срок

За что «винтят»

Репост — это распространение, соответственно, за него можно получить такое же наказание, что и за оригинальную публикацию, пояснил РБК юрист ассоциации «Агора» Дамир Гайнутдинов . Все, что может быть признано криминальным высказыванием, может иметь форму репоста, согласен директор аналитического центра «Сова» Александр Верховский. В российских законах нет отдельного понятия «репост», а разъяснений на этот счет пока никто не дал, поэтому на практике все нормы, в которых упоминается «распространение», «публичная демонстрация», «публичные призывы», касаются и публикации ссылок, отмечают юристы.

Отдельной статистики — сколько дел было заведено за репосты, у правозащитников не оказалось. В целом, по данным «Агоры», за 2020 год было возбуждено около 220 уголовных дел за публикации в интернете. Основатель некоммерческого проекта «Роскомсвобода» Артем Козлюк отметил, что с наказанием за репосты он все чаще сталкивается в последние несколько месяцев — дела заводят в разных регионах страны, почему-то часто против пользователей «ВКонтакте».

Распространением информации считается и репост без собственного комментария, подчеркивает Верховский: «Это расценивается как цитата, которую человек приводит от себя». Сам по себе репост — это осознанное действие, соответственно, в нем обнаруживают прямой или косвенный умысел, согласен Гайнутдинов.

Отсутствие выраженного отношения к цитате не освобождает от ответственности. Так, в Челябинске идет суд над исследователем радикальных движений, автором книг о терроризме и общественным активистом Константином Жариновым за репост обращения националистической организации «Правый сектор» во «ВКонтакте». Ему грозит до 4 лет лишения свободы по статье «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». «Он не написал, что не согласен с этой листовкой. Позже, после обращения властей, стер публикацию, но ему это не помогло», — рассказывает Верховский. По версии следствия, которую опубликовал сам Жаринов, у него «сложилась система ценностных представлений, основанная на стойком недовольстве» действующим руководством России.

Впрочем, Верховский не припомнит случая, когда возбуждали дела против тех, кто прямо написал, что не согласен с изложенным в статье. Но комменатрии к репостам, по его наблюдениям, оставляют нечасто: «Люди в интернете обычно не придают этому значения и исходят из того, что те, кто их читают, имеют представление об их взглядах».

В делах о перепостах количество «френдов» пользователей не учитывается: по умолчанию, интернет предназначен для широкой публики, и репост считается массовым распространением. Так, 16 октября Ленинский районный суд Перми оштрафовал пользователя социальной сети «ВКонтакте» Павла Гооге за репост видео оппозиционера Алексея Навального «Припомним жуликам и ворам их манифест-2002». РБК обнаружил во «ВК онтакте» только одну страницу пользователя из Перми с именем Павел Гооге — у него 36 друзей. Тем не менее, прокуратура выявила в его истории «факт массового распространения экстремистских материалов». Гайнутдинов считает, что теоретически от ответственности за «массовость» могут освободить особые настройки приватности: когда пост видят только «друзья» или узкий круг пользователей.

В Перми произошел еще один «экзотический», по словам Верховского, случай. В начале сентября пермячка Евгения Вычигина была приговорена Кировским райсудом к штрафу в размере 1 тыс. руб. за то, что была отмечена на видеозаписи во «ВКонтакте» — ролик назывался «Последнее интервью приморских партизан». Ее обвинили в хранении и распространении экстремистских материалов. « «ВК онтакте» в отличие от Facebook устроена так, что пользователю приходит уведомление, что его отметили. Он должен подтвердить отметку, и это сочли сознательным действием», — объяснил Верховский.

Страшнее СМИ

Подать иск к пользователю за репост может кто угодно — юридическое или физическое лицо, поясняет адвокат Саркис Дарбинян. Также силовики сами мониторят социальные сети, ищут провоцирующие материалы через строку «поиска» или отслеживают конкретных пользователей. Особенно они «любят » «ВКонтакте», отмечают и Дарбинян, и Верховский. При этом у сервиса есть своя внутренняя служба, которая реагирует на жалобы пользователей и блокирует страницы в случае адекватности обращения, говорят юристы: если нажать «крестик» справа от текста, пользователю будет предложено несколько вариантов жалоб.

Гайнатдулин уверен, что подобных дел в будущем станет еще больше. Закон о блогерах (вступил в силу 1 августа 2020 года, фактически приравнял блогеров к СМИ — владельцы сайтов с посещаемостью более 3 тысяч пользователей в сутки должны быть включены в специальный реестр и отвечать по законам, регулирующим нарушения в СМИ) и ужесточение законов за распространение информации должно заставить интернет-пользователей тщательно следить за публикациями, заключает Дарбинян.

Собеседники РБК считают, что в законах должно быть разделение на оригинальные и процитированные сообщения и, соответственно, предусмотрены разные формы ответственности. «Пользователи часто юридически неграмотны, они не могут знать, в какие реестры и списки добавлены те или иные материалы», — подчеркнул Дарбинян.

При участии юристов РБК составил список статей, по которым граждан уже привлекали за репост, и норм, которые потенциально могут работать в таких случаях.

1. Распространение экстремистских материалов

Что подразумевается: Экстремистскими считаются материалы, которые таковыми признал суд, — постоянно обновляющийся список опубликован на сайте Министерства юстиции. Например, видео оппозиционера Алексея Навального «Припомним жуликам и ворам их манифест-2002», в котором припоминались предвыборные обещания десятилетней давности, сочли экстремистским сразу несколько региональных судов .

Что грозит: Штраф до 3 тыс. руб. , административный арест на срок до 15 суток (ст.20.29 КоАП РФ), лишение свободы на срок до 4 лет (ст.280 УК РФ).

2. Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности

Что подразумевается: Прокуратура Липецкой области 22 cентября направила в суд уголовное дело по факту публичных призывов к терроризму и экстремизму. По данным следствия, житель Липецка с декабря по июль 2020 года разместил в открытом доступе на своей странице во «ВКонтакте» несколько видеоматериалов, признанных Верховным судом запрещенными на территории России. На видео были обращения, утверждают прокуроры, идеолога религиозного экстремизма Саида Бурятского и лидера организации «Имарат Кавказ» Доку Умарова.

Что грозит: Штраф в размере от 100 до 300 тыс. руб . или в размере ежемесячного дохода за период от 1 года до 2 лет , принудительные работы на срок до 3 лет , арест на срок от 4 до 6 месяцев , лишение свободы на срок до 4 лет (ст.280 УК РФ).

3. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма

Что подразумевается: Это продолжение темы « экстремистской деятельности » , поясняет юрист ассоциации «Агора» Дамир Гайнутдинов.

Что грозит: Штраф в размере до 500 тыс. руб . или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 3 лет , принудительные работы на срок до 4 лет , лишение свободы на срок от 2 до 5 лет (ст.205.2 УК РФ).

4. Распространение клеветы

Что подразумевается: Подразумевается распространение любой недостоверной информации, в том числе и перепечатка. Но уголовная ответственность возможна, только если доказан умысел: подразумевается, что человек осознавал, что распространяет ложные сведения, объясняет Гайнутдинов.

Что грозит: Штраф до 500 тыс. руб . или до 6 месячных зарплат осужденного, до 160 часов обязательных работ.

5. Распространение личной или семейной тайны человека

Что подразумевается: Закон запрещает « распространение или собирание сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении ». Менделеевский районный суд Татарстана 21 февраля вынес приговор по уголовному делу в отношении 23-летнего Александра Пермякова. Суд установил, что с января по апрель 2020 года Пермяков проник в базу данных персонального компьютера ранее незнакомой девушки и опубликовал ее фото в обнаженном виде в одной из групп «ВКонтакте». Его приговорили к штрафу 25 тыс. руб. Наказание могли получить и те, кто публиковал ссылку на его публикацию, говорит Гайнутдинов.

Что грозит: Возмещение морального ущерба, а если доказан умысел — штраф в размере до 200 тыс. руб ., ежемесячный доход за срок до 18 месяцев , обязательные работы на срок до 360 часов , исправительные работы на срок до 1 года , принудительные работы на срок до 2 лет , арест на срок до 4 месяцев , лишение свободы на срок до 2 лет ( ст.137 УК РФ).

6. Реабилитация нацизма

Что подразумевается: Отрицание фактов, установленных приговором Международного военного трибунала, распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, осквернение символов воинской славы. Новгородский суд установил, что 9 сентября 2020 года житель города на своей странице во «ВКонтакте» разместил фотографии обмундирования со свастикой. Подсудимый признал вину и выплатил штраф в размере 1 тыс. руб.

Читать еще:  Ответственность за подделку подписи

Что грозит: Штраф в размере до 300 тыс. руб ., принудительные работы на срок до 3 лет , лишение свободы на тот же срок (ст.354.1 УК РФ).

7. Распространение сведений, содержащих призывы к массовым беспорядкам

Что подразумевается: Директор аналитического центра «Сова» Александр Верховский утверждает, что за распространение информации, например о несанкционированных митингах, никого лично пока не наказывали, обычно блокировалась страница.

Что грозит: Лишение свободы, принудительные работы на срок до 2 лет (ст.212 УК РФ).

8. Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской (или других экстремистских организаций) атрибутики или символики

Что подразумевается: «Если репост отображается в вашей ленте, это считается демонстрацией», — поясняет Гайнутдинов.

Что грозит: Штраф для граждан от 1 до 2 тыс. руб. , административный арест до 15 суток ( ст. 20.3 КоАП РФ).

9. Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности России

Что подразумевается: В Краснодарском были возбуждены уголовные дела против активистов, которые пытались провести марш за федерализацию Кубани, рассказали Гайнутдинов и Верховский.

Что грозит: Штраф в размере от 100 до 300 тыс. руб . или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет , принудительные работы на срок до 3 лет , арест на срок от 4 до 6 месяцев , лишение свободы на срок до 4 лет (ст.​280.1 УК РФ).

Виды уголовной ответственности за репост в интернете в 2020 году

Я, как и многие другие активные пользователи интернета, нередко делаю репосты различных новостей и смешных картинок в социальных сетях. Но недавно я узнала, что за некоторые репосты предусмотрена даже уголовная ответственность. И это сильно меня заинтересовало, так как в этом случае уголовником можно стать, даже не выходя из дома.

Данный факт меня сильно удивил, и я начала разбираться, какие такие репосты могут лишить меня свободы. Я считаю, что все пользователи интернета обязаны знать эту информацию, чтобы не получить случайно судимость. И в этой статье мы с вами подробно об этом поговорим.

Действия в соцсетях

Прошли те времена, когда пользователи интернета могли писать все, что думают, в социальных сетях безнаказанно. Важно знать, что теперь можно оказаться привлеченным к ответственности не только за какие-либо оскорбления или угрозы в сети. Теперь пользователи могут даже ничего не писать, а окажутся виновными в определенных действиях.

В качестве запретных оказались не только оскорбления и нецензурные высказывания, но и:

  • лайки, да-да, даже за то, что вы просто поставите отметку о том, что вам понравилась статья или картинка, вас уже могут наказать;
  • репосты, это те случаи, когда вы копируете пост или картинку к себе в социальную сеть и информируете о ней своих подписчиков, друзей и знакомых.

Даже если вы оставляете ссылку на автора картинки или текста, вы также несете ответственность за ее содержание. Основная статья, по которой возбуждаются уголовные дела, защищает общество от разжигания вражды либо защищает граждан от унижения их достоинства. Достаточно серьезное обвинение, за которое раньше число обвиняемых обычно не превышало более 200 человек в год. А в настоящее время численность осужденных по данной статье ежегодно превышает 600 человек.

Поэтому давайте разбираться более подробно, какая информация считается запрещенной.

История одного блогера

Практику привлечения к подобным наказаниям можно получить, анализируя ситуацию Дмитрия Семенова. Еще весной 2020 года он опубликовал на своей странице фото Павла Губарева, который являлся лидером Новороссии. На фотографии была дополнительно дорисована ему татуировка свастики. За такую фотографию автор получил штраф 1000 рублей, так как он продемонстрировал нацистский знак.

В дальнейшем через год он же выпустил карикатурную картинку, где Дмитрий Медведев стоял в папахе, а на ней была надпись «Смерть русской гадине». За данные призывы и карикатуры суд наказал его штрафом в 150 тысяч рублей.

Позже через год Семенов опять неудачно сделал 2 репоста, в которых депутат Милонов стоял в футболке «Православие или смерть». За данное нарушение он получил штраф по 2000 рублей за каждый репост. При этом самого Милонова за это к ответственности не привлекли.

Из истории Семенова можно сделать вывод, если на картинках есть какие-то лозунги, которые могут быть расценены как призывы к чему-то либо оскорбление каких-либо людей, лучше обходить такие картинки стороной. Это же касается и обычных текстов с подобными призывами.

История Третьякова

Дмитрий работал юристом в Приморском крае. Он разместил открытую группу в Телеграмме, куда пригласил сторонников А. Навального. После чего в группе начались обсуждения, как правильно организовывать митинги. Но в данном обсуждении Дмитрий Третьяков активно упоминал использование баррикад, а также коктейли Молотова. Эти записи были сделаны им летом 2020 года.

Дальше пользователи соцсетей активно начали делать репосты данной записи. И это дело стало первым, когда за это возбудили уголовное дело только из-за обсуждений в обычном мессенджере. Спустя несколько месяцев следователи получили разрешение на обыск его квартиры. Следствие установило, что он активно призывал к разрушительным митингам. Хотя все это осуществлялось не от его личного имени, а с другого профиля, Третьяков до сих пор находится стражей.

Нелюбитель приезжих

Один житель Омска очень не любил приезжих в его город, так как, по его мнению, они мешали ему найти хорошую работу. То есть за свои 40 лет Александр Еделев так и не понял, что востребованный специалист нужен будет в любом городе, для этого нужно лишь получить нужный опыт. Но он во всем винил других людей и активно писал об этом в своих соцсетях.

Поэтому им заинтересовались и наложили на него наказание в виде общественных работ. Таким образом, пользователь сети нашел себе 200 часов обязательных работ, которые не смогли у него забрать приезжие горожане.

Репосты гей-парадов

Если вы подписаны на иностранные издания, которые пропагандируют нетрадиционные отношения, не делайте об этом репосты, как это делала Е. Романова из г. Самары. Ее обвинили в том, что она пропагандирует ЛГБТ, хотя она просто сделала репост в своих соцсетях о том, что в Ирландии был проведен референдум о легализации однополых браков. Также она добавила туда репост о ЛГБТ-подростках в северной столице России и некоторые другие подобные статьи.

В середине прошлого лета ее вызвали в полицию и признали виновной в том, что она пропагандирует нетрадиционные отношения.

Дело воспитательницы

Эта история одна из самых резонансных, потому что здесь нет определенной агитации к каким-либо действиям. Воспитатель из Кургана сделала репост видеоролика, в котором зафиксировано насилие над ребенком в детском лагере. При этом сама воспитатель подписала ролик, что она осуждает такое поведение.

И хотя пост она удалила уже через 5 часов, на нее было заведено уголовное дело, так как данный факт посчитали распространением детской порнографии в сетях. За такой репост она получила полгода лишения свободы.

Но в это дело вмешались журналисты, потому что вынесение такого приговора обычной воспитательнице было несправедливым, на их взгляд. Поэтому они предали данной дело громкой огласке. При повторном рассмотрении дела она была оправдана и подала право на реабилитацию. Однако 2,5 месяца ей все же пришлось отсидеть в колонии, пока длились эти разбирательства. Более подробно об аналогичных ситуациях вы можете узнать из представленного видео.

Лайк фотографии Э. Нортона

В Татарстане рассматривалось дело В. Филиппова, который в 2011 году поставил лайк фотографии, где был размещен кадр из фильма с актером Э.Нортон. На груди актера была изображена свастика нацистов. Дело в том, что если раньше вы ставили лайки, понравившиеся фотографии автоматически сохранялись в ваших фотоальбомах в сети «ВКонтакте».

Фильм, откуда был сделан данный кадр, не запрещен в России и на сегодняшний день, хотя данную картину ни разу не показывали по телевизору. Следствие изначально готовило дело по экстремизму, но в итоге переквалифицировали его в административное наказание за то, что эта фотография пропагандирует нацистские знаки. Таким образом, Филиппов отделался штрафом в 1000 рублей.

Заключение

Таким образом, за последние два года сформировалась немалая судебная практика, когда возбуждались уголовные дела, а также выносились обвинительные приговоры. Поэтому я советую:

  1. Обязательно думайте, что вы лайкаете в интернете. Не стоит думать, что если вы будете делать это с другой страницы, вас не найдут. Технологии ФСБ позволяют легко выявить местоположение любого пользователя социальных сетей.
  2. Обходите стороной такие фотографии, картинки, где есть призывы к разжиганию ненависти или дестабилизации ситуации в стране. Если вам интересна эта информация, вы можете ее прочитать, но делать свою отметку в ней не стоит. Потому что впоследствии к вам может возникнуть множество вопросов.

Запомните, что Интернет теперь также строго контролируется, как в Советские годы контролировались все коммунисты. И наличия обычного лайка или репоста может быть достаточно, чтобы доказать вашу вину.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×