2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ответственность за непредоставление сведений арбитражному управляющему

служба правового консалтинга

Временный управляющий в деле о банкротстве имеет право получать любую информацию и документы, касающиеся деятельности должника, от государственных органов, органов местного самоуправления, физических и юридических лиц. Указанные лица обязаны представить запрошенные временным управляющим сведения в течение 7 дней со дня получения запроса без взимания платы (п. 1 ст. 20.3, п. 1, 2 ст. 66 Федерального закона от 26 октября 2002 г.

№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее – Закон № 127-ФЗ). Административная ответственность за непредставление упомянутых сведений (документов) предусмотрена ч. 4 ст. 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ). В силу этой нормы незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, в том числе уклонение или отказ от передачи арбитражному управляющему документов, необходимых для исполнения возложенных на него обязанностей, в случаях, когда функции руководителя юридического лица возложены на арбитражного управляющего, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 40 тыс. до 50 тыс. руб. или дисквалификацию на срок от 6 месяцев до 1 года.

За те же действия, результатом которых явилось причинение крупного ущерба (ущерба, превышающего в сумме 1,5 млн руб.), ч. 3 ст. 195 Уголовного кодекса Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность в виде штрафа в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев либо обязательных работ на срок до 480 часов, либо исправительных работ на срок до 2 лет, либо принудительных работ на срок до 3 лет, либо ареста на срок до 6 месяцев, либо лишения свободы на срок до трех лет.

С одной стороны, буквально из приведенных норм следует, что объективную сторону правонарушения (преступления), описанного в гипотезах этих норм, составляет воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего (в том числе уклонение или отказ от передачи документов) в тех лишь случаях, когда функции руководителя юридического лица возложены на арбитражного управляющего. Введение же процедуры наблюдения не является основанием для отстранения руководителя от исполнения возложенных на него обязанностей (п. 1 ст. 64 Закона № 127-ФЗ). Следовательно, с формальной стороны нет оснований для применения предусмотренной ими ответственности при непредставлении документов по запросу временного управляющего (смотрите постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 марта 2011 г. № 18АП-1788/11).

С другой стороны, такое толкование закона игнорирует тот факт, что право арбитражного управляющего требовать представления сведений, касающихся деятельности должника, и обязанность их представления арбитражному управляющему предусмотрена во всех процедурах, применяемых в делах о банкротстве (п. 1 ст. 20.3 Закона № 127-ФЗ). Независимо от того, прекращены ли полномочия руководителя, арбитражный управляющий обладает собственным объемом полномочий, предоставляющим ему во всех случаях право истребовать документы о должнике. Соответственно, непредставление таких документов означает препятствование осуществлению арбитражным управляющим своих полномочий, предусмотренных законодательством о банкротстве, вне зависимости от того, прекращены ли полномочия руководителя должника. Отсюда другой подход, предполагающий возможность применения указанных мер ответственности в случае непредставления документов, касающихся деятельности должника, при их истребовании арбитражным управляющим в любой из процедур банкротства, в том числе в процедуре наблюдения (постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 17 мая 2011 г. № Ф06-3100/11 по делу № А12-17876/2010, постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15 января 2020 г. № 08АП-10382/12).

Единообразный подход к решению вопроса о возможности применения ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ в ситуации, когда функции руководителя юридического лица не возложены на арбитражного управляющего (в частности, в рамках процедуры наблюдения), в судебной практике на сегодняшний день не выработан. При таких обстоятельствах полагаем, что решение этого вопроса в значительной степени зависит от усмотрения суда и толкования им положения ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ.

Кроме того, отметим, что при отсутствии у арбитражного управляющего возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится, он вправе обратиться в суд с ходатайством об его истребовании. В случае удовлетворения судом такого ходатайства и неисполнения лицом, от которого истребуется доказательство, обязанности представить истребуемое судом доказательство по причинам, признанным судом неуважительными, либо неизвещения суда о невозможности представления доказательства вообще или в установленный срок на лицо, от которого истребуется доказательство, налагается судебный штраф (ч. 9 ст. 66 Арбитражного процессуального кодекса

Статья 14.13 КоАП РФ. Неправомерные действия при банкротстве (действующая редакция)

1. Сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере или месте нахождения или иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества либо сокрытие, уничтожение или фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица либо индивидуального предпринимателя, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства юридического лица либо признаков неплатежеспособности индивидуального предпринимателя или гражданина и не содержат уголовно наказуемых деяний, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до трех лет.

2. Неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов за счет имущества должника — юридического лица руководителем юридического лица или его учредителем (участником) либо индивидуальным предпринимателем или гражданином заведомо в ущерб другим кредиторам либо принятие такого удовлетворения кредиторами, знающими об отданном им предпочтении в ущерб другим кредиторам, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства и не содержат уголовно наказуемых деяний, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до трех лет.

3. Неисполнение арбитражным управляющим, реестродержателем, организатором торгов, оператором электронной площадки либо руководителем временной администрации кредитной или иной финансовой организации обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), если такое действие (бездействие) не содержит уголовно наказуемого деяния, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати пяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот тысяч до двухсот пятидесяти тысяч рублей.

3.1. Повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 3 настоящей статьи, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, —

влечет дисквалификацию должностных лиц на срок от шести месяцев до трех лет; наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от трехсот пятидесяти тысяч до одного миллиона рублей.

4. Незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего, конкурсного управляющего либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации, в том числе несвоевременное предоставление, уклонение или отказ от передачи арбитражному управляющему, конкурсному управляющему либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации сведений и (или) документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей, и (или) имущества, принадлежащего юридическому лицу, в том числе кредитной или иной финансовой организации, в случаях, когда функции руководителя юридического лица, в том числе кредитной или иной финансовой организации, возложены соответственно на арбитражного управляющего, конкурсного управляющего и руководителя временной администрации кредитной или иной финансовой организации, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемых деяний, —

Читать еще:  Ответственность за хранение гладкоствольного оружия без разрешения

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до одного года.

4.1. Действия (бездействие), предусмотренные частью 4 настоящей статьи, либо сокрытие документов и иных носителей информации, совершенные в отношении представителей Банка России или государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» в связи с осуществлением ими полномочий при проведении анализа финансового положения банка в соответствии с Федеральным законом от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», —

влекут наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до одного года.

5. Неисполнение руководителем юридического лица либо индивидуальным предпринимателем или гражданином обязанности по подаче заявления о признании соответственно юридического лица либо индивидуального предпринимателя, гражданина банкротом в арбитражный суд в случаях, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве), —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц — от пяти тысяч до десяти тысяч рублей.

5.1. Повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 5 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц — дисквалификацию на срок от шести месяцев до трех лет.

6. Неисполнение руководителем юридического лица в установленный законодательством о несостоятельности (банкротстве) срок обязанности по направлению собственнику имущества должника — унитарного предприятия, а также лицам, имеющим право инициировать созыв внеочередного общего собрания акционеров (участников), сведений о наличии признаков банкротства, равно как и копии заявления должника при подаче его в арбитражный суд, отзыва должника на заявление о признании должника банкротом, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати пяти до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до двух лет.

7. Незаконное воспрепятствование индивидуальным предпринимателем или гражданином деятельности арбитражного управляющего, утвержденного арбитражным судом в деле о банкротстве индивидуального предпринимателя или гражданина, включая уклонение или отказ от предоставления информации в случаях, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве), передачи арбитражному управляющему документов, необходимых для исполнения возложенных на него обязанностей, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемых деяний, —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц — от пяти тысяч до десяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до двух лет.

8. Неисполнение вступившего в законную силу судебного акта о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом, при условии, что такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, за исключением случаев, если данный судебный акт обжалован в суд кассационной инстанции и по нему судом кассационной инстанции не вынесен судебный акт либо не истек срок обжалования в суде кассационной инстанции судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности, —

влечет в отношении должностных лиц дисквалификацию на срок от шести месяцев до трех лет.

Какая ответственность предусмотрена за непредоставление и несвоевременное предоставление документов для органов управления должника?

В отношении организации введена процедура наблюдения. Руководителем должника документы, отражающие экономическую деятельность, по запросу временного управляющего не переданы. Судом вынесено определение об истребовании доказательств у органов управления должника, отражающих экономическую деятельность.

Вопрос: какая ответственность предусмотрена за непредоставление/несвоевременное предоставление документов для органов управления должника?

В случае нарушения обязанностей, установленных Законом о банкротстве, за непредоставление или несвоевременное предоставление документов для органов управления должника сам Закон о банкротстве ответственности не предусматривает. В этом случае по ходатайству временного управляющего суд выносит определение, обязывающее руководителя должника представить такие документы суду. Если документы не будут представлены, то на руководителя должника суд может наложить судебный штраф, поскольку данный факт может быть расценен как проявленное неуважения к суду.

Следует учитывать также риски административной ответственности за сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере или месте нахождения или иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях.

В соответствии с п. 3.2 ст. 64 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» руководитель должника обязан представить временному управляющему и направить в арбитражный суд перечень имущества должника, в том числе имущественных прав, а также бухгалтерские и иные документы, отражающие экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения. Ежемесячно руководитель должника обязан информировать временного управляющего об изменениях в составе имущества должника.

Как разъяснено в п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» в силу пункта 3.2 статьи 64, абзаца четвертого пункта 1 статьи 94, абзаца второго пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве на руководителе должника лежат обязанности по представлению арбитражному управляющему документации должника для ознакомления или по ее передаче управляющему.

В случае уклонения от указанной обязанности руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации (абзац третий пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве).

В Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2015) (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.06.2015) указано: «Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2020 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» разъяснено, что в случае отказа или уклонения указанных лиц от передачи перечисленных документов и ценностей арбитражному управляющему он вправе обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с ходатайством об их истребовании по правилам ч. ч. 4 и 6 – 12 ст. 66 АПК РФ. В определении об их истребовании суд указывает, что они должны быть переданы арбитражному управляющему; в случае неисполнения соответствующего судебного акта суд вправе выдать исполнительный лист, а также наложить на нарушивших свои обязанности лиц штраф (ч. 9 ст. 66 АПК РФ). В случае необходимости суд вправе также истребовать их и у бывших руководителей должника, а также у других лиц, у которых имеются соответствующие документы (п. 47)».

Дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом РФ, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства) (ч. 1 ст. 223 АПК РФ).

Согласно ч. 5 ст. 119 АПК РФ арбитражный суд вправе наложить судебный штраф на лиц, участвующих в деле, и иных присутствующих в зале судебного заседания лиц за проявленное ими неуважение к арбитражному суду. Судебный штраф за неуважение к суду налагается, если совершенные действия не влекут за собой уголовную ответственность.

Читать еще:  Порядок взыскания исполнительского сбора приставами

В силу ч. 9 ст. 66 АПК РФ в случае неисполнения обязанности представить истребуемое судом доказательство по причинам, признанным арбитражным судом неуважительными, либо неизвещения суда о невозможности представления доказательства вообще или в установленный срок на лицо, от которого истребуется доказательство, судом налагается судебный штраф в порядке и в размерах, которые установлены в главе 11 настоящего Кодекса.

О наложении судебного штрафа арбитражный суд выносит определение.

Частью 1 ст.14.13 КоАП РФ предусмотрено, что сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере или месте нахождения или иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества либо сокрытие, уничтожение или фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица либо индивидуального предпринимателя, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства юридического лица либо признаков неплатежеспособности индивидуального предпринимателя или гражданина и не содержат уголовно наказуемых деяний, влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц – от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или дисквалификацию на срок от шести месяцев до трех лет.

Правовые проблемы истребования информации в банкротстве

Арбитражный управляющий, утвержденный судом для сопровождения той или иной процедуры, применяемой в деле о несостоятельности (банкротстве), вынужден действовать в условиях дефицита информации, ограниченного доступа к ней, что существенно осложняет осуществление им обязанностей, предусмотренных законодательством о банкротстве, главным образом по выявлению имущества должника, формированию конкурсной массы, с целью максимально возможного справедливого удовлетворения требований кредиторов[1].

Названная проблема наиболее остро ощущается при проверке обоснованности требований кредиторов, претендующих на включение в реестр требований кредиторов должника, при оспаривании сделок должника, взыскании убытков, привлечению контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности несмотря на то, что на законодательном уровне был разработан ряд правовых механизмов, позволяющих арбитражному управляющему получать доступ к необходимой информации.

1. Истребование доказательств в рамках конкретного обособленного спора

Правовая норма, позволяющая лицу, участвующему в деле и не имеющему возможности получить то или иное доказательство, обратиться за содействием к арбитражному суду, на сегодняшний день закреплена в ч. 4 ст. 66 АПК РФ. Лицо, реализуя данное процессуальное право, может подать письменное ходатайство об истребовании требуемого доказательства, указав в нем:

  • какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этим доказательством;
  • причины, препятствующие получению доказательства;
  • место нахождения доказательства;
  • какие меры были предприняты для внесудебного получения доказательства (направлен запрос, ответ на него и т.д.).

При удовлетворении ходатайства суд выносит определение, посредством которого обязывает лицо представить в суд соответствующее доказательство.

2. Получение доступа к сведениям, документам, материальным ценностям и проч., не являющимся доказательствами в рамках конкретного обособленного спора, но предусмотренных Законом о банкротстве

В данном случае речь идет о получении арбитражным управляющим:

  • переченя имущества должника, в том числе имущественных прав, а также бухгалтерских и иных документов, отражающих экономическую деятельность должника за три года до введения наблюдения (п. 3.2 ст. 64 ЗоБ);
  • бухгалтерской и иной документации должника, печатей и штампов, материальных и иные ценностей (абз. 4 п. 1 ст. 94, абз. 2 п. 2 ст. 126 ЗоБ)

в случаях, когда руководитель должника или иные лица в установленный Законом о банкротстве срок не исполняют свою обязанность по передаче указанного выше.

В соответствии с абз. 3 п. 47 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» арбитражный управляющий был вправе обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с ходатайством об истребовании по правилам ч. 4, 6-12 ст. 66 АПК РФ документов и ценностей должника, подлежащих передаче ему согласно ст. 126 Закона о банкротстве.

Сам институт истребования доказательств в рамках дел о банкротстве рассматривался Верховным Судом РФ как специальное средство защиты, которое могло быть использовано конкурсным управляющим, в случае отказа руководителя должника, а также временного, административного или внешнего управляющего в течение трех дней со дня утверждения конкурсного управляющего обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему, а также в ситуации, когда бывший руководитель должника уклонялся (отказывался) от участия в приемке-передаче ценностей, владение которыми должник не утратил[2].

Официально такое толкование существовало до декабря 2020 г. В соответствии с п. 70 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 5 абз. 3 п. 47 ПП ВАС от 22.06.2012 № 35 признан неподлежащим применению, однако, в практике некоторых судов[3], в том числе Девятого арбитражного апелляционного суда, ссылки на него встречаются до сих пор.

В соответ с п. 24 ПП ВС РФ от 21.12.2017 № 53 силу п. 3.2 ст. 64, абз. 4 п. 1 ст. 94, абз. 2 п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве на руководителе должника лежат обязанности по представлению арбитражному управляющему документации должника для ознакомления или по ее передаче управляющему.

В свою очередь названной обязанности корреспондирует право арбитражного управляющего требовать от руководителя (а также от других лиц, у которых фактически находятся соответствующие документы) по суду исполнения данной обязанности в натуре применительно к правилам ст. 308.3 ГК РФ. По результатам рассмотрения соответствующего обособленного спора выносится судебный акт, который может быть обжалован в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 223 АПК РФ.

На основе чего можно констатировать, что подход к определению процедуры, позволяющей арбитражному управляющему получить доступ к определенным сведениям, документам, материальным ценностям должника и ее нормативному регулированию претерпел серьезные изменения.

Если с 2020 по 2020 г. арбитражный управляющий должен был истребовать документацию должника с соблюдением требований абз. 2 ч. 4 ст. 66 АПК РФ при том, что у него в силу Закона о банкротстве и так существовало право на получение вышеназванных документов, то на сегодняшний день процедура стала проще: арбитражному управляющему необходимо лишь представить, например, решение о введении конкурсного производства в отношении должника, в резолютивной части которого содержится требование к руководителю должника о передаче конкурсному управляющему документации должника, документы, подтверждающие полномочия конкретного лица действовать от имени и заявить, что обязанность не исполнена. А поскольку неисполнение обязанности – негативный юридический факт, следовательно, бремя доказывания полного или частичного исполнения обязательства по передаче документации должника возлагается на бывшего руководителя.

Однако на практике в ситуации, когда конкурсный управляющий обращается в суд с заявлением об истребовании документов у бывших руководителей должника или в связи с длительным (порой годовым) неисполнением обязанности по передаче документации с ходатайством о взыскании астрента[4] с целью стимулировать скорейшее и наиболее полное исполнение судебного акта, суд может попросить предоставить копию запроса[5], направленного арбитражным управляющим лицу, которое обязано передать документацию. Как представляется такой подход является неверным и свидетельствует о невозможности суда провести демаркацию между правовыми нормами п. 3.2 ст. 64, абз. 4 п. 1 ст. 94, абз. 2 п. 2 ст. 126 и п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве, имеющими как минимум различный предмет правового регулирования и субъектный состав.

Читать еще:  Ответственность рабочих за нарушение требований охраны труда

3. Получение информации, ранее запращиваемой в порядке ст.ст. 20.3, 213.9 Закона о банкротстве

Так в соответствии с п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве арбитражный управляющий в деле о банкротстве имеет право запрашивать необходимые сведения о должнике, о лицах, входящих в состав органов управления должника, о контролирующих лицах, о принадлежащем им имуществе (в том числе имущественных правах), о контрагентах и об обязательствах должника у физических лиц, юридических лиц, государственных органов, органов управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации и органов местного самоуправления, включая сведения, составляющие служебную, коммерческую и банковскую тайну.

Гарантией обеспечения соответствующего правового режима полученной информации служит обязанность арбитражного управляющего сохранять конфиденциальность сведений, охраняемых федеральным законом (в том числе сведений, составляющих служебную или коммерческую тайну) и ставших ему известными в связи с исполнением обязанностей (п. 3 ст. 20.3 Закона о банкротстве). Применительно к п. 10 ст. 213.9 Закона о банкротстве дополнительно указывается, что арбитражный (финансовый) управляющий за разглашение сведений, составляющих личную, коммерческую, служебную, банковскую, иную охраняемую законом тайну, несет гражданско-правовую, административную, уголовную ответственность.

В свою очередь на лиц, у которых запрашиваются сведения в порядке ст. 20.3 Закона о банкротстве возложена обязанность предоставить их в течении 7 дней без взимания платы.

Таким образом, на законодательном уровне закреплены широкие полномочия арбитражного управляющего по сбору информации в рамках дела о банкротстве, которые, по мнению некоторых известных юристов, можно сравнить с полномочиями следователей.

В связи с чем вполне логично было бы предположить, что в случае, если конкурсный управляющий запросил, например, у банка ВТБ (ПАО) сведения о месте жительства/регистрации работников организации, которым согласно выписке о движении денежных средств перечислялись денежные средства с назначением платежа «выдача займа», и банк отказался предоставить сославшись на то, что запрашиваемая информация представляет банковскую тайну и касается третьих лиц, а не самого должника, то арбитражный управляющий вправе обратиться в суд и истребовать необходимые сведения.

Однако на практике, к сожалению, механизм реализации данного права в России почти отсутствует. Обусловлено это, во-первых, существованием целого ряда законов, определяющих правовой режим информации (сведений) и обладающих равной юридической силой, в связи с чем правовая норма, закрепленная в п. 1 ст. 20.3 Закона о банкротстве коллидирует со ст. 26 Закона о банках и банковской деятельности, ст. 7 Закона о персональных данных, статьями Закона об информации, информационных технологиях и защите информации, ст. 53 Закона о связи и др. Преодолеть подобную коллизию можно было бы при помощи классического принципа Lex posterior derogat priori («позднейшим законом отменяется более ранний»), однако, в условиях стремительно меняющегося, нестабильного российского законодательства это весьма проблематично и требует комплексного законодательного подхода к нормативному регулированию вопроса истребования, раскрытия информации в рамках дела о банкротстве.

Во-вторых, суды отказывают в истребовании документов даже в случае, если формально требования ч. 4 ст. 66 АПК РФ соблюдены, ссылаясь, например, на то, что конкурсный управляющий не представил доказательств наличия у банка актуальных сведений о месте жительства/регистрации граждан[6]; банкрот не является стороной истребуемого договора, что свидетельствует об отсутствии четкого перечня обстоятельств подлежащих доказыванию.

Если истребовать информацию в ЗАГСе о наличии факта родства между контролирующим должника лицом и иным аффилированным с должником лицом еще возможно, то истребовать у операторов связи идентификационную информацию о абонентах-гражданах, которые использовали определенные IP-адреса при входе в систему дистанционного банковского обслуживания, на которых были зарегистрированы номера телефонов, почти невозможно. Также, на сегодняшний день в России отсутствуют не только правовые, но и технические механизмы предоставления арбитражному управляющему доступа, например, к электронному почтовому ящику должника особенно, если должник – физическое лицо, к его мессенджерам, обусловлено это, главным образом тем, что п. 9 ст. 213.9 Закона о банкротстве предусматривает возможность финансового управляющего истребовать в суде сведения об имуществе гражданина, при чем только у самого гражданина.

В соответствии с п. 7 ст. 213.9 Закона о банкротстве финансовый управляющий вправе получать информацию об имуществе гражданина, а также о счетах и вкладах (депозитах) гражданина, в том числе по банковским картам, об остатках электронных денежных средств и о переводах электронных денежных средств от граждан и юридических лиц (включая кредитные организации), от органов государственной власти, органов местного самоуправления, получать информацию из бюро кредитных историй и Центрального каталога кредитных историй. Однако Закон о банкротстве не содержит обязанности названных субъектов предоставить финансовому управляющему названую информацию, не определен срок в течении, которого обязанность должна быть исполнена. Данный пункт в отличии от рассмотренного выше не предусматривает указания на возможность истребования сведений в суде, что явно не способствует защите интересов конкурсной массы.

Резюмируя вышеизложенное, можно констатировать, что существующее на сегодняшний день правовое регулирование истребование доказательств и документов, не являющихся доказательствами по смыслу ст. 66 АПК РФ, в рамках дел о банкротстве имеет существенные недостатки, следствием которых является неоднозначная правоприменительная практика. В России почти отсутствуют эффективные правовые и технические механизмы, позволяющие арбитражному арбитражному получать доступ к сведениям в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Существующие меры административной и уголовной ответственности за непредоставление или несвоевременное представление сведений арбитражному управляющему не являются эффективными: практика привлечения к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 195 УК РФ почти отсутствует, а привлечение к административной ответственности по ч. 4 ст. 14.13 КоАП РФ – процесс очень долгий, ресурсозатратный, и самое главное не стимулирующий лицо предоставить запрашиваемую информацию. Так, руководителю организации-контрагента должника явно выгоднее заплатить административный штраф в размере 40 000 руб., чем предоставлять арбитражному управляющему документы, содержащие в себе сведения, которые в будущем могут быть использованы в процессе конкурсного оспаривания сделки должника с данной организацией на десятки-сотни миллионов рублей.

[1] Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 2.04.2019 г. № Ф06-43851/2019 по делу № А65-16685/2017.

[2] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 18.09.2015 г. № 302-ЭС14-7980 по делу № А74-5012/2012.

[3] Определение Арбитражного суда Тюменской области от 7.08.2019 г. по делу № А70-3959/2019.

[4] Определении Верховного Суда Российской Федерации от 11.07.2017 № 307-ЭС16-21419 по делу № А56-42909/14.

[5] Определение Арбитражного суда Забайкальского края от 6.08.2019 г. по делу № А78-17533/2018.

[6] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.10.2019 г. по делу № А40-133306/2017.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector