1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ответственность директора за неуплату налогов

Возможные риски привлечения к ответственности руководителя юридического лица за неуплату налогов, начисленных по результатам выездной налоговой проверки организации

Должностные лица налоговых органов нередко обращаются в суды с исками к директорам компаний о возмещении ущерба, причиненного государству преступлением.

В результате чего стали возникать споры о законности привлечения руководителя юридического лица к имущественной ответственности по налоговым долгам этого лица, которые образовались в результате противоправных действий руководителя.

Истцами по гражданскому иску могут выступать налоговые органы (пп. 14 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса), а в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое согласно законодательству (ст. 1064 Гражданского кодекса и 1068 ГК РФ) несет ответственность за вред, причиненный преступлением (ст. 54 Уголовно-процессуального кодекса).

Их требования, как правило, основываются на положениях ст. 1064 ГК РФ, а также на разъяснениях, сделанных в Постановлении Пленума ВС РФ от 28 декабря 2006 г. № 64, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30 июля 2020 г. № 62. И те, и другие считают, что налоговая задолженность, образовавшаяся по вине руководителя, является ущербом, причиненным бюджету РФ, а нести ответственность и возмещать такой ущерб должен руководитель юридического лица.

До 2020 года судебная практика по данному вопросу складывалась неоднозначно.

В большинстве случаев вину ответчика доказывало только обвинительное заключение по уголовному делу.

Например, Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 26 февраля 2020 г. по делу № 33-2447/2015, Постановление Президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 января 2020 г. по делу № 44у-616/2014, 4У-3570/2014.

Во всех приведенных примерах имел место приговор суда по УК РФ, в котором признана вина руководителя в совершении налогового преступления.

С физического лица взыскивается не налоговая задолженность, а ущерб, причиненный его действиями бюджету государства.

Однако в некоторых судебных решениях было отказано в удовлетворении требований об обязанности руководителя возместить ущерб, причиненный бюджету РФ организацией, руководимой данным лицом, если его вина не установлена соответствующим приговором, например из-за истечения срока исковой давности в возбуждении уголовного дела.

Например, в Апелляционном определении Верховного суда Республики Адыгея от 23 декабря 2020 г. по делу № 33-1603/2014 из-за истечения срока давности уголовного преследования в возбуждении уголовного дела в отношении руководителя организации отказано.

Вступившим в силу приговором суда лицо не признано виновным в совершении преступления, предусмотренного п. 1 ст. 199.1 Уголовного кодекса. Постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела не имеет силы приговора суда и не может быть основанием для признания директора виновным в совершении преступления.

Поэтому мнение налоговой инспекции о совершении указанным лицом преступления, предусмотренного п. 1 ст. 199.1 УК РФ, и наличии в силу ст. 1064 ГК РФ законного основания для возмещения вреда (причиненного из-за совершения преступления) является ошибочным, построенным на неправильном толковании норм материального закона

В Апелляционном определении Красноярского краевого суда от 14 января 2020 г. № 33-261/2015, А-30 указано, что ввиду наличия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела вина физического лица в совершении налогового преступления не была установлена. Это в свою очередь, предполагает, что ответственность за действия работника в силу ст. 1068 ГК РФ должна быть возложена на работодателя, то есть организацию.

Кроме того, имели место и суды, свидетельствовавшие о том, что в отсутствие обвинительного приговора на руководителя может быть возложена ответственность за неуплату юридическим лицом налогов. Данный вывод отражен, например в Апелляционном определении Свердловского областного суда от 19 августа 2020 г. по делу № 33-11889/2015.

В конце 2020 года вышло в свет Определение ВС РФ от 22 ноября 2020 г. № 58-КГПР16-22: «вывод о том, что вина физического лица в причинении государству ущерба приговором суда не установлена, не может являться основанием к отказу в удовлетворении исковых требований о взыскании ущерба, причиненного преступлением. Постановление о прекращении уголовного дела являлось одним из доказательств по делу и подлежало оценке наряду с другими доказательствами в их совокупности».

Согласно новой позиции если в рамках уголовного дела суд по причине истечения срока исковой давности не вынес обвинительный приговор руководителю компании, налоговые органы вправе предъявить ему гражданский иск о взыскании неуплаченных компанией налогов.

Кроме того, до появления данного Определения ВС РФ применение ст. 1064 ГК РФ ограничивалось в основном случаями ликвидации должника при отсутствии или недостаточности имущества (при банкротстве). Теперь же складывается следующая позиция: ущерб бюджету возник уже в момент неуплаты налога. Возможность или невозможность взыскания недоимки не отменяет того, что ущерб уже был нанесен.

C 30 ноября 2020 года вступили в силу отдельные положения Федерального закона от 30 ноября 2020 г. № 401-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую НК РФ и отдельные законодательные акты РФ».

Этим законом, в частности, внесены поправки в ст. 45 НК РФ.

Теперь у налоговой службы появилась возможность взыскать недоимку с генерального директора организации не только прибегнув к субсидиарной ответственности посредством возбуждения в отношении него уголовного дела, но и когда физ. лицо получает от фирмы деньги или иное имущество.

«Взыскание налога в судебном порядке производится:

в целях взыскания недоимки, возникшей по итогам проведенной налоговой проверки, числящейся более трех месяцев:

если налоговым органом в указанных случаях будет установлено, что перечисление выручки за реализуемые товары (работы, услуги), передача денежных средств, иного имущества производятся лицам, признанным судом иным образом зависимыми с налогоплательщиком, за которым числится недоимка.

При применении положений настоящего подпункта взыскание может производиться в пределах поступившей основным (преобладающим, участвующим) обществам (предприятиям), зависимым (дочерним) обществам (предприятиям), лицам, признанным судом иным образом зависимыми с налогоплательщиком, за которым числится недоимка, выручки за реализуемые товары (работы, услуги), переданных денежных средств, иного имущества».

В отношении физ. лиц эта норма только начинает применяться и практика пока не сложилась. Однако представление о том, как это будет происходить, можно получить на основании существующей практики взыскания недоимки с юридических лиц, на которых переведен бизнес.

Определение понятия «взаимозависимые лица» содержится в п. 1 ст. 105.1 НК РФ.

Например, взаимозависимыми лицами признаются организации в случае, если одна организация прямо и (или) косвенно участвует в другой организации и доля такого участия составляет более 25 процентов.

Однако судьи могут учесть любые обстоятельства, имеющие, по их мнению, значение для определения взаимозависимости лиц (влияющей на результаты сделки), не ограничиваясь обстоятельствами, прямо поименованными в налоговых нормах. Подобная свобода действий судей обусловлена принципами самостоятельности судебной власти и справедливого, независимого, объективного и беспристрастного правосудия (ст. 10 и ст. 120 Конституции РФ).

В Письме ФНС России от 19 декабря 2020 г. № СА-4-7/24347@ (обзор судебной арбитражной практики по вопросу взыскания недоимки с зависимых лиц) рассмотрены судебные дела по признанию организаций иным образом зависимыми. В частности, такими критериями могут быть:

  • регистрация нового юридического лица в период выездной проверки прежнего лица;
  • тождественность фактических адресов, телефонных номеров, информационных сайтов в Интернете, видов деятельности. Речь идет о возможном дроблении бизнеса. Постановление АС Уральского округа от 13 июля 2020 г. № Ф09-7468/16, АС Волго-Вятского округа от 29 июня 2020 г. № Ф01-2396/2016;
  • общий IP-адрес компьютера (в частности, отправка отчетности или подключение к системе «Клиент-банк» с одного адреса) Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 15 сентября 2020 г. № Ф09-5679/14, Западно-Сибирского округа от 14 июля 2020 г. № Ф04-3121/2016;
  • перевод активов, клиентов, денежных потоков и трудовых ресурсов на вновь созданную организацию;
  • общество является единственным источником доходов котрагента (Определение Верховного суда от 27 ноября 2020 г. № 306-КГ-7673 по делу № А12-24270/2014.
  • формальный документооборот;
  • один и тот же руководящий состав (директор, главный бухгалтер, руководители подразделений и т. д.);
  • обнаружение в одном офисе, например, при выемке документов и предметов, печатей и документов зависимых лиц. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 июня 2020 г. № Ф07-3417/2014;
  • общие сотрудники компании и контрагента. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 февраля 2020 г. № Ф04-28821/2015;
  • счета в одном банке. Постановление АС Центрального округа от 28 июля 2020 г. № Ф10-2565/2016;
  • дружба, знакомство, родство. Другой вопрос, каким образом ее выявить? Например, при проведении процедуры допроса свидетеля. Или по одинаковому адресу прописки, по запросам в органы ЗАГС и т.д.

Кроме того, в данном письме ФНС еще сделан вывод, что признание банкротом налогоплательщика-должника, а также ликвидация юридического лица не могут влиять на применение пп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ.

Существенное значение для формирования правоприменительной практики имеют выводы, изложенные в определении Верховного Суда Российской Федерации от 16 сентября 2020 г. № 305-КГ16-6003 по делу № А40-77894/15. Суд пришел к выводу, что в случае, когда поведение Обществ объективно носит зависимый друг от друга характер, отсутствие признаков субъективной зависимости между данными организациями, в том числе, по указанным в п. 2 ст. 105.1 НК РФ критериям участия в капитале и (или) осуществления руководства деятельностью юридического лица, не исключает возможность применения п. 2 ст. 45 НК РФ.

Анализ судебной практики показал, что обстоятельства, с которыми суды связывают отказ в удовлетворении заявленных требований налогового органа, заключаются в следующем:

  • лица не являются взаимозависимыми по гражданскому законодательству, а также налоговым органом не представляются доказательства иной зависимости данных лиц;
  • отсутствуют доказательства намеренного уклонения налогоплательщика от уплаты налогов;
  • отсутствуют доказательства целенаправленного перевода налогоплательщиком выручки на счета лиц, которые могут быть признаны зависимыми с налогоплательщиком;
  • отсутствуют доказательства того, что налогоплательщик не имеет возможность самостоятельно погасить образовавшуюся задолженность.
Читать еще:  Понятие деликтной ответственности

Таким образом, вносимые в законодательство о налогах и сборах изменения, позиции финансовых ведомств, складывающаяся на сегодняшний день судебная практика, свидетельствует о том, что у налоговых органов все больше и больше возможностей по взысканию недоимки, полученной по результатам налоговой проверки.

Уголовная ответственность руководителей: за что «привлекают» директоров и собственников компаний

Автор: Роман Черненко
партнер WiseAdvice по вопросам экономической безопасности

Привлечение руководителей и собственников компаний к уголовной ответственности в настоящее время, к сожалению, становится обычным явлением, а не событием из ряда вон выходящим. Более того, за последние годы число уголовных дел, заведенных на руководителей, существенно выросло.

Генпрокуратура ежегодно готовит статистику по количеству возбужденных уголовных дел. Так вот, по данным прокуроров, в 2020 году количество уголовных дел по «экономическим» статьям, включая статьи, связанные с неуплатой налогов, составило 234 600. По сравнению с 2020 годом эта цифра выросла на 22% – вы чувствуете масштаб катастрофы?

Прежде чем разбираться в причинах, из-за которых руководители попадают в поле зрения правоохранителей, и способах минимизировать риск уголовного преследования, имеет смысл рассмотреть статьи, по которым чаще всего наступает уголовная ответственность директора (учредителей) компании.

На пике популярности – уголовная ответственность по налогам

Хочу отдельно поговорить об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. Эта тематика сейчас актуальна как никогда и касается практически каждого руководителя компании.

По данным Генпрокуратуры, число уголовных дел, возбужденных по фактам уклонения от уплаты налогов, в 2020 году по сравнению с 2020 годом выросло на 68%. Связано это, в частности, с поправками в уголовно-процессуальное законодательство, благодаря которым правоохранители получили возможность возбуждать уголовные дела самостоятельно, минуя результаты выездной налоговой проверки.

Рост числа «налоговых» дел можно объяснить и тем, что следователи не связаны трехлетним сроком охвата выездной проверкой, и могут расследовать преступления, совершенные и более трех лет назад.

Как правило, обвиняемым по налоговым преступлениям практически всегда становится руководитель компании. При этом главбух как наемный работник выступает в качестве основного источника показаний против генерального директора.

Обвиняемым по налоговым преступлениям практически всегда становится руководитель компании. При этом главбух как наемный работник выступает в качестве основного источника показаний против генерального директора

Также последние два года (после внесения изменений в УПК РФ) по ряду уголовных дел, в отношении некоторых обвиняемых по «налоговым» статьям судами были вынесены обвинительные приговоры с реальным отбыванием наказания в местах лишения свободы. Лично я смотрел практику всех московских судов за 2011-2012 годы и не нашел ни одного приговора, опубликованного на сайте суда, где бы дали реальную меру наказания. В настоящий момент ситуация изменилась, и, как я указал выше, сейчас уже выносят приговоры с реальными сроками заключения.

Всего есть пять статей, на основании которых могут привлечь директора к уголовной ответственности за налоговые преступления.

  • Уклонение от уплаты налогов с физического лица (статья 198 УК РФ)

В группе риска те директора, которые одновременно являются предпринимателями. Например, директор как ИП оказывает какие-либо услуги компании, которую сам же и возглавляет. Оплачивая эти услуги, компания снижает налогооблагаемую прибыль, а ИП работает на «упрощенке» или «вмененке» и платит с дохода пониженный налог. В результате сумма налоговых платежей в бюджет снижается.

  • Уклонение от уплаты налогов с организации (статья 199 УК РФ)

Это самая опасная статья для руководителя компании. Чаще всего ответственность директора по этой статье наступает за непредоставление деклараций либо искажение данных отчетности, то есть занижение доходов или завышение расходов, налоговых вычетов. Причем, если речь идет о руководителе нескольких компаний, то его вина будет оцениваться в совокупности по сумме недоплаченных в бюджет налогов каждой организацией. Вот почему возглавлять компании, у которых возможны проблемы с налогами, очень рисковое занятие.

  • Неисполнение обязанностей налогового агента (статья 199.1 УК РФ)

В этой статье речь идет об ответственности за неуплату НДФЛ, удержанного с сотрудников. Однако привлечение руководителей к ответственности возможно лишь в том случае, если будет доказана личная заинтересованность руководителя компании. Личный интерес может выражаться в стремлении извлечь выгоду имущественного либо неимущественного характера.

  • Сокрытие денежных средств либо имущества, за счет которых должно производиться взыскание налогов (статья 199.2 УК РФ)

Ответственность предпринимателя по этой статье будет только тогда, если будет доказана его вина в умышленном сокрытии денег или прочего имущества, за счет которых должно производиться взыскание налогов с организации. Например, компания задолжала налоги, но при этом предоставляет отсрочку покупателям по оплате товаров либо выдает направо и налево займы.

  • Незаконное возмещение НДС из бюджета может быть квалифицировано по «общеуголовной» статье 159 УК РФ (мошенничество)

Когда подается декларация с требованием вернуть ранее уплаченный НДС, то возвращать на самом деле нечего, поскольку налог не уплачивался. То есть данное преступление не подпадает под статью 199 УК РФ (уклонение от налогов). В данном случае когда НДС поступает на счет организации, т.е. незаконно возвращается, то по сути происходит хищение денег из бюджета. Поскольку при этом предоставляются фиктивные документы в том числе декларации, то хищение осуществляется путем обмана. Данная совокупность образует состав преступления – мошенничество.

В то же время есть надежда, что в обозримом будущем привлечение предпринимателей к ответственности за неуплату налогов сократится в разы. Дело в том, что Госдума рассматривает президентские поправки, которые повышают «лимиты» уклонения, при которых руководителям грозит наказание по УК РФ (см. таблицу).

Возможные риски привлечения к ответственности руководителя юридического лица за неуплату налогов, начисленных по результатам выездной налоговой проверки организации

Должностные лица налоговых органов нередко обращаются в суды с исками к директорам компаний о возмещении ущерба, причиненного государству преступлением.

В результате чего стали возникать споры о законности привлечения руководителя юридического лица к имущественной ответственности по налоговым долгам этого лица, которые образовались в результате противоправных действий руководителя.

Истцами по гражданскому иску могут выступать налоговые органы (пп. 14 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса), а в качестве гражданского ответчика может быть привлечено физическое или юридическое лицо, которое согласно законодательству (ст. 1064 Гражданского кодекса и 1068 ГК РФ) несет ответственность за вред, причиненный преступлением (ст. 54 Уголовно-процессуального кодекса).

Их требования, как правило, основываются на положениях ст. 1064 ГК РФ, а также на разъяснениях, сделанных в Постановлении Пленума ВС РФ от 28 декабря 2006 г. № 64, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30 июля 2020 г. № 62. И те, и другие считают, что налоговая задолженность, образовавшаяся по вине руководителя, является ущербом, причиненным бюджету РФ, а нести ответственность и возмещать такой ущерб должен руководитель юридического лица.

До 2020 года судебная практика по данному вопросу складывалась неоднозначно.

В большинстве случаев вину ответчика доказывало только обвинительное заключение по уголовному делу.

Например, Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 26 февраля 2020 г. по делу № 33-2447/2015, Постановление Президиума Верховного Суда Республики Башкортостан от 14 января 2020 г. по делу № 44у-616/2014, 4У-3570/2014.

Во всех приведенных примерах имел место приговор суда по УК РФ, в котором признана вина руководителя в совершении налогового преступления.

С физического лица взыскивается не налоговая задолженность, а ущерб, причиненный его действиями бюджету государства.

Однако в некоторых судебных решениях было отказано в удовлетворении требований об обязанности руководителя возместить ущерб, причиненный бюджету РФ организацией, руководимой данным лицом, если его вина не установлена соответствующим приговором, например из-за истечения срока исковой давности в возбуждении уголовного дела.

Например, в Апелляционном определении Верховного суда Республики Адыгея от 23 декабря 2020 г. по делу № 33-1603/2014 из-за истечения срока давности уголовного преследования в возбуждении уголовного дела в отношении руководителя организации отказано.

Вступившим в силу приговором суда лицо не признано виновным в совершении преступления, предусмотренного п. 1 ст. 199.1 Уголовного кодекса. Постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела не имеет силы приговора суда и не может быть основанием для признания директора виновным в совершении преступления.

Поэтому мнение налоговой инспекции о совершении указанным лицом преступления, предусмотренного п. 1 ст. 199.1 УК РФ, и наличии в силу ст. 1064 ГК РФ законного основания для возмещения вреда (причиненного из-за совершения преступления) является ошибочным, построенным на неправильном толковании норм материального закона

В Апелляционном определении Красноярского краевого суда от 14 января 2020 г. № 33-261/2015, А-30 указано, что ввиду наличия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела вина физического лица в совершении налогового преступления не была установлена. Это в свою очередь, предполагает, что ответственность за действия работника в силу ст. 1068 ГК РФ должна быть возложена на работодателя, то есть организацию.

Кроме того, имели место и суды, свидетельствовавшие о том, что в отсутствие обвинительного приговора на руководителя может быть возложена ответственность за неуплату юридическим лицом налогов. Данный вывод отражен, например в Апелляционном определении Свердловского областного суда от 19 августа 2020 г. по делу № 33-11889/2015.

Читать еще:  Ответственность за отсутствие путевого листа

В конце 2020 года вышло в свет Определение ВС РФ от 22 ноября 2020 г. № 58-КГПР16-22: «вывод о том, что вина физического лица в причинении государству ущерба приговором суда не установлена, не может являться основанием к отказу в удовлетворении исковых требований о взыскании ущерба, причиненного преступлением. Постановление о прекращении уголовного дела являлось одним из доказательств по делу и подлежало оценке наряду с другими доказательствами в их совокупности».

Согласно новой позиции если в рамках уголовного дела суд по причине истечения срока исковой давности не вынес обвинительный приговор руководителю компании, налоговые органы вправе предъявить ему гражданский иск о взыскании неуплаченных компанией налогов.

Кроме того, до появления данного Определения ВС РФ применение ст. 1064 ГК РФ ограничивалось в основном случаями ликвидации должника при отсутствии или недостаточности имущества (при банкротстве). Теперь же складывается следующая позиция: ущерб бюджету возник уже в момент неуплаты налога. Возможность или невозможность взыскания недоимки не отменяет того, что ущерб уже был нанесен.

C 30 ноября 2020 года вступили в силу отдельные положения Федерального закона от 30 ноября 2020 г. № 401-ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую НК РФ и отдельные законодательные акты РФ».

Этим законом, в частности, внесены поправки в ст. 45 НК РФ.

Теперь у налоговой службы появилась возможность взыскать недоимку с генерального директора организации не только прибегнув к субсидиарной ответственности посредством возбуждения в отношении него уголовного дела, но и когда физ. лицо получает от фирмы деньги или иное имущество.

«Взыскание налога в судебном порядке производится:

в целях взыскания недоимки, возникшей по итогам проведенной налоговой проверки, числящейся более трех месяцев:

если налоговым органом в указанных случаях будет установлено, что перечисление выручки за реализуемые товары (работы, услуги), передача денежных средств, иного имущества производятся лицам, признанным судом иным образом зависимыми с налогоплательщиком, за которым числится недоимка.

При применении положений настоящего подпункта взыскание может производиться в пределах поступившей основным (преобладающим, участвующим) обществам (предприятиям), зависимым (дочерним) обществам (предприятиям), лицам, признанным судом иным образом зависимыми с налогоплательщиком, за которым числится недоимка, выручки за реализуемые товары (работы, услуги), переданных денежных средств, иного имущества».

В отношении физ. лиц эта норма только начинает применяться и практика пока не сложилась. Однако представление о том, как это будет происходить, можно получить на основании существующей практики взыскания недоимки с юридических лиц, на которых переведен бизнес.

Определение понятия «взаимозависимые лица» содержится в п. 1 ст. 105.1 НК РФ.

Например, взаимозависимыми лицами признаются организации в случае, если одна организация прямо и (или) косвенно участвует в другой организации и доля такого участия составляет более 25 процентов.

Однако судьи могут учесть любые обстоятельства, имеющие, по их мнению, значение для определения взаимозависимости лиц (влияющей на результаты сделки), не ограничиваясь обстоятельствами, прямо поименованными в налоговых нормах. Подобная свобода действий судей обусловлена принципами самостоятельности судебной власти и справедливого, независимого, объективного и беспристрастного правосудия (ст. 10 и ст. 120 Конституции РФ).

В Письме ФНС России от 19 декабря 2020 г. № СА-4-7/24347@ (обзор судебной арбитражной практики по вопросу взыскания недоимки с зависимых лиц) рассмотрены судебные дела по признанию организаций иным образом зависимыми. В частности, такими критериями могут быть:

  • регистрация нового юридического лица в период выездной проверки прежнего лица;
  • тождественность фактических адресов, телефонных номеров, информационных сайтов в Интернете, видов деятельности. Речь идет о возможном дроблении бизнеса. Постановление АС Уральского округа от 13 июля 2020 г. № Ф09-7468/16, АС Волго-Вятского округа от 29 июня 2020 г. № Ф01-2396/2016;
  • общий IP-адрес компьютера (в частности, отправка отчетности или подключение к системе «Клиент-банк» с одного адреса) Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 15 сентября 2020 г. № Ф09-5679/14, Западно-Сибирского округа от 14 июля 2020 г. № Ф04-3121/2016;
  • перевод активов, клиентов, денежных потоков и трудовых ресурсов на вновь созданную организацию;
  • общество является единственным источником доходов котрагента (Определение Верховного суда от 27 ноября 2020 г. № 306-КГ-7673 по делу № А12-24270/2014.
  • формальный документооборот;
  • один и тот же руководящий состав (директор, главный бухгалтер, руководители подразделений и т. д.);
  • обнаружение в одном офисе, например, при выемке документов и предметов, печатей и документов зависимых лиц. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 июня 2020 г. № Ф07-3417/2014;
  • общие сотрудники компании и контрагента. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 февраля 2020 г. № Ф04-28821/2015;
  • счета в одном банке. Постановление АС Центрального округа от 28 июля 2020 г. № Ф10-2565/2016;
  • дружба, знакомство, родство. Другой вопрос, каким образом ее выявить? Например, при проведении процедуры допроса свидетеля. Или по одинаковому адресу прописки, по запросам в органы ЗАГС и т.д.

Кроме того, в данном письме ФНС еще сделан вывод, что признание банкротом налогоплательщика-должника, а также ликвидация юридического лица не могут влиять на применение пп. 2 п. 2 ст. 45 НК РФ.

Существенное значение для формирования правоприменительной практики имеют выводы, изложенные в определении Верховного Суда Российской Федерации от 16 сентября 2020 г. № 305-КГ16-6003 по делу № А40-77894/15. Суд пришел к выводу, что в случае, когда поведение Обществ объективно носит зависимый друг от друга характер, отсутствие признаков субъективной зависимости между данными организациями, в том числе, по указанным в п. 2 ст. 105.1 НК РФ критериям участия в капитале и (или) осуществления руководства деятельностью юридического лица, не исключает возможность применения п. 2 ст. 45 НК РФ.

Анализ судебной практики показал, что обстоятельства, с которыми суды связывают отказ в удовлетворении заявленных требований налогового органа, заключаются в следующем:

  • лица не являются взаимозависимыми по гражданскому законодательству, а также налоговым органом не представляются доказательства иной зависимости данных лиц;
  • отсутствуют доказательства намеренного уклонения налогоплательщика от уплаты налогов;
  • отсутствуют доказательства целенаправленного перевода налогоплательщиком выручки на счета лиц, которые могут быть признаны зависимыми с налогоплательщиком;
  • отсутствуют доказательства того, что налогоплательщик не имеет возможность самостоятельно погасить образовавшуюся задолженность.

Таким образом, вносимые в законодательство о налогах и сборах изменения, позиции финансовых ведомств, складывающаяся на сегодняшний день судебная практика, свидетельствует о том, что у налоговых органов все больше и больше возможностей по взысканию недоимки, полученной по результатам налоговой проверки.

Неуплата налогов — ответственность директора и учредителя после закрытия компании

Федеральным законом от 28 декабря 2020 года № 488-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» были внесены изменения в следующие нормативные акты, регулирующие деятельность и ответственность юридических лиц:

  • Федеральный закон от 08.02.1998г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»;
  • Федеральный закон от 08.08.2001г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»
  • Федеральный закон от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Теперь в течение трех лет после ликвидации юридического лица налоговые органы вправе взыскивать недоимки по налогам. Современное программное обеспечение, которым оснащена ФНС России, типа АСК НДС-2, позволяют запоминать информацию о сделках и контрагентах и обеспечить проведение проверки уже несуществующей компании. Уже сегодня имеющиеся в арсенале ФНС России технологии позволяют найти «фирму-однодневку» или компанию, которую налоговая ошибочно посчитала однодневкой, отследить деловые связи, весь пусть товара от одной компании к другой. Теперь налоговые органы смогут взыскать все неуплаченные компанией налоги со всех аффилированных лиц, без исключения – с собственников компаний, учредителей, акционеров, директоров. Теперь физические лица, действия которых привели к образованию задолженности по налогам, фактически будут отвечать перед бюджетом всем своим имуществом. Об этом и пойдет речь в данной статье.

Закрытие компании, как способ избежать негативных последствий за неуплату налогов

Всем известно, что существует достаточное количество альтернативных способов закрытия не нужной или накопившей долги компании. Мы не раз рассказывали об этих способах: реорганизация Общества, ее продажа и т.д. Более подробно с альтернативными методами ликвидации юридического лица с долгами читайте в статье: «Ликвидация ООО с долгами в 2020 году». К каким-то из имеющихся альтернативных способов ликвидации компании собственники прибегают чаще, к каким то реже. Например, буквально несколько лет назад, альтернативные методы ликвидации компании, имеющей неисполненные налоговые обязательства были, своего рода панацеей среди собственников бизнеса, чьи компании становились для них мягко выразиться их обузой. Не так давно собственники компаний все чаще стали прибегать к такому способу уберечь свой бизнес от лап налоговиков как перевод активов на взаимозависимые компании, которые специально для этих целей сами же и создавали. Как искренне полагали сами владельцы компаний, вновь созданные ими аналогичные фирмы формально не имеют отношения к компании должнику, а старая компания имеющая долги, инициирует процедуру банкротства. Но почему то далеко не все и всегда понимали, что данный способ был лишь заблуждением, так как налоговики давно принялись в судебном порядке доказывать бессмысленность таких серых схем от уплаты налогов, в доказательство этому периодически взыскивают недоимку не с самой компании должника, а с компании, получившей его активы – «взаимозависимой компании». Об этом более подробно читайте в статье: «Как аффилированные лица переводят свои активы на новые взаимозависимые компании? Как их выявляют налоговые органы и последствия такого перевода».

Разумеется, с тех пор законодательное регламентирование данного вопроса потерпело изменения. В частности хотелось бы отметить ужесточение налоговой ответственности учредителей и директора брошенных компаний с долгами, или тех компаний, ликвидация которых осуществлялась альтернативными способами с целью укрытия от налоговых обязательств. Вот уже последние несколько лет законодатели все больше наполняют Налоговый кодекс РФ нормами и изменениями, направленными на ужесточение контроля, за правильностью и своевременностью уплаты налогоплательщиками налогов и сборов. Верховный Суд РФ в своем Определении от 02 ноября 2020 года № 305ГК15-13737 разъяснил, что долги по налогам, образовавшиеся у компании налогоплательщика можно взыскать с ее аффилированных лиц (взаимозависимых компаний). Разумеется, данное определение сразу пустила в ход Федеральная налоговая служба РФ с целью выявления и взыскания задолженностей по налогам с аффилированных компаний должника, утвердив Письмо ФНС России от 18 ноября 2020 года № СА-4-7/20176@ «О направлении и использовании в работе Определения Верховного Суда РФ от 02 ноября 2020 года № 305-КГ15-13737»).

Читать еще:  Ответственность работника за нарушение требований охраны труда

Несмотря на то, что учредители не занимаются текущей деятельностью компании и не подписывают налоговые декларации, от привлечения к ответственности учредительский состав все же не застрахован. Как показывает практика, генеральные директора брошенных ООО нередко привлекаются к ответственности за непредставление налоговой отчетности. И теперь уже даже бывший директор Общества может быть привлечен к субсидиарной ответственности за долги уже бывшего Общества. В статье «Субсидиарная ответственность директора и учредителя при банкротстве. Почему опасно «бросать» компанию?» мы рассматривали обширную тему субсидиарной ответственности учредителей и директоров за брошенные компании. В последние годы законодатель все чаще затрагивает вопрос об ужесточении и ответственности директоров и собственников юридических лиц, действия которых в соответствии с законодательством РФ признаны «недобросовестными» налогоплательщиками. На сегодня действующие нормы различных отраслей права, регулирующие вопросы привлечения к ответственности собственников бизнеса и управляющего персонала за ненадлежащее ведение финансовой хозяйственной деятельности, делают жизнь этих лиц довольно рискованной. Напомним, что ограниченная ответственность держателей бизнеса в размере уставного капитала уже давно в прошлом. С 28 июня 2020 года вступили в законную силу изменения, внесенные в Федеральный закон от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (см. Федеральный закон от 28.12.2016г. № 488-ФЗ, от 29.07.2017г. № 266-ФЗ). Данные поправки несколько изменили регулирование ответственности директоров и учредителей (участников) по долгам юридического лица, возложив на данные контролирующие лица ответственность перед кредиторами, в том числе ответственность «недобросовестных» директоров и учредителей за неуплату налоговой недоимки. Иными словами руководителей и собственников компаний ФНС будет привлекать к субсидиарной ответственности по обязательствам «брошенной» или ликвидированной компании.

Неуплата налогов — ответственность директора и учредителя

В нашей статье: «Субсидиарная ответственность директора и учредителя при банкротстве. Почему опасно «бросать» компанию мы раскрывали вопрос субсидиарной ответственности учредителей и руководителя компании, недобросовестные действия которых привели к ее преднамеренному банкротству. Напомним, что Федеральным законом от 29.07.2017г. № 266-ФЗ в Закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» была введена новая статья 61.11, которая отныне предусматривает субсидиарную ответственность контролируемых должника лиц за невозможность полного погашения требований кредиторов. А это значит, что привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности возможно в течение трех лет с момента, когда кредитору стало известно о наличии таких оснований, и не позднее трех лет с момента признания юридического лица банкротом. Кроме того, с целью предотвращения финансового вреда собственным кредиторам и удовлетворения требований кредиторов, согласно установленного порядка проведения процедуры банкротства, каждый руководитель, в том числе и сама компания, должны обратиться в суд с заявлением о банкротстве, чтобы лишний раз предотвратить причинение вреда собственным кредиторам. Еще раз отметим, что субсидиарная ответственность участника и руководителя Общества наступает в следующих случаях:

  • если заявление о банкротстве компании должника подано руководителем позднее 30 календарных дней со дня наступления этих обстоятельств, или вовсе не подано (Определение Верховного Суда РФ № 309-ЭС15-16713 от 26.01.2017г.);
  • если компанию умышленно довели до банкротства контролирующие лица, участники, директор (Определение Верховного Суда РФ № 306-ЭС16-20113 от 13.02.2017г.);
  • если бухгалтер представил искаженные сведения о финансовом состоянии компании.

При наличии у брошенной, или каким-либо образом закрытой компании, у которой имеется непогашенная налоговая задолженность, налоговый орган вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, в том числе по тем делам, которые уже находятся на рассмотрении в суде. Мы приводили судебную практику по этому вопросу, например, Письмо ФНС России от 16 августа 2020 года № СА-4-18/16148@, ст. 64.14 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», введенная Федеральным законом от 29 июля 2020 года № 266-ФЗ).

Ответственность за неуплату налогов за уже несуществующую ООО

Налоговая ответственность за уже несуществующую ООО всем своим имуществом с 28 июня 2020 года становится реальностью. Возможность привлечения директора и собственников компании к субсидиарной ответственности предусматривается в ст. 61.11 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которая была введена Федеральным законом от 29.07.2017г. № 266-ФЗ. Теперь налоговики доказывают, что недоимка по налогам возникла у компании именно из-за неправомерных действий ее директора. Например, ссылаются на наличие в отношении такого директора уголовного дела или решения суда за уклонение компании от уплаты налогов (ст. 199 и 199.1 Уголовного кодекса РФ). Налоговая недоимка – это прямой ущерб, причиненный бюджету, а значит, виновный директор обязан возместить его в полном объеме (см. ст. 15 и 1064 Гражданского кодекса РФ). Только вот взыскать этот ущерб с руководителя можно лишь в рамках гражданского производства, а не налогового (Определение Верховного суда РФ от 27.01.2015г. № 81-КГ14-19). Поэтому налоговики обращаются с исками к директорам в суды общей юрисдикции (см. п. 24 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006г. № 64).

На практике суды взыскивают с директоров ущерб, возникший из-за неуплаты компанией налогов, в следующих случаях:

  • компания уклонялась от уплаты налогов путем включения в декларации заведомо ложных сведений о доходах, расходах или суммах налоговых вычетов (ст. 199 Уголовного кодекса РФ, п. 9 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006г. № 64).
  • компания работала с «фирмами-однодневками» и отражала в бухгалтерском учете фиктивные сделки, и есть решение суда о привлечении директора к уголовной ответственности именно за уклонение от уплаты налогов (см. Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2015г. № 07АП-3259/2010, 07АП-3259/2010(27), Определение Московского городского суда от 14.09.2015г. № 33-31420/2015, Определение Верховного суда Республики Коми от 16.07.2015г. № 33-3454/2015, Определение Московского областного суда от 01.07.2015г. № 33-15661/2015);
  • руководитель компании признан виновным в неисполнении налоговых обязательств (как правило, при неуплате налога в бюджет – НДФЛ, НДС и т.п.), при наличии доказательств, что действовал руководитель в личных интересах (ст. 199.1 Уголовного кодекса РФ и п. 17 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006г. № 64, примеры из судебной практики: Определение Сахалинского областного суда от 10.09.2015г. № 33-2084/2015, Определение Челябинского областного суда от 23.06.2015г. № 11-6364/2015, Определение Волгоградского областного суда от 04.03.2015г. № 33-2727/2015);
  • директор скрыл денежные средства или другое имущество, принадлежащее компании, за счет которых можно было погасить налоговую недоимку, то есть действия директора заключались именно в препятствовании уплаты налогов (ст. 199.2 Уголовного кодекса РФ, п. 20 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.2006г. № 64, Определение Тверского от 08.04.2015г. № 33-1275, Определение Омского областного суда от 25.02.2015г, № 33-1385/2015).

Очередным этапом работы налоговой службы можно назвать письмо ФНС России от 9 января 2020 г. № СА-4-18/45@. Указанным письмом было направлено для использования налоговыми органами в работе Постановление Конституционного суда РФ от 8 декабря 2020 г. № 39-П, в котором суд указал, что иск о возмещении вреда бюджету налоговый орган вправе предъявить налогоплательщику только после исчерпания иных методов по компенсации финансовых потерь бюджета, нанесенных действиями недобросовестного налогоплательщика. Что это означает? Иными словами, налоговая инспекция отработать все иные возможности по взысканию налоговой задолженности, и только после этого, при не получении результата, привлекать налогоплательщика к ответственности. В случае возмещения убытков, возможен зачет уплаты штрафа в пользу должника – юридического лица (см. ст. 61.20 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 30 июля 2020 года № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»). По сути, штрафы как были так и остались, изменилось лишь основание иска.

Важно! Взыскание штрафа с контролирующих компанию должника лиц можно и не прибегая к процедуре банкротства (см. п. 3 ст. 61.20 Федерального закона от 26.10.2002г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», п. 69 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 2020 года № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»). Для судов, как правило, виновным лицом признается единоличный исполнительный орган, потому что именно директор принимает решение о выборе контрагента и подписывает документы по текущей финансово-хозяйственной деятельности.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector