0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вред деловой репутации юридического лица

Ущерб деловой репутации: виды ответственности и особенности защиты

В современной судебной и юридической практике широкое распространение получили случаи покушения на деловую репутацию предприятий с правом юридического лица. Это обусловлено общим развитием рыночных отношений и значительным ростом конкуренции между субъектами предпринимательской деятельности во всех сферах производственной, банковской, торговой и иных сферах деятельности. Ущерб деловой репутации предприятия и организации, как правило, наносится при помощи распространения недостоверной информации о производимой продукции и качестве оказываемых услуг конкурентами.

Виды ответственности за причинение ущерба деловому имиджу юридического лица

В действующем законодательном поле РФ за нанесение ущерба предприятию или организации с правом юрлица в зависимости от его характера и размера предусмотрено два вида ответственности:

Мера ответственности за ущерб, нанесенный юридическому лицу, распространением порочащей и недостоверной информации о нем определяется ст. 128.1 УК РФ. Статья состоит из нескольких частей, каждая из которых определяет уровень ответственности в соответствии с установленными признаками заведомо ложной информации. Правовые нормы статьи, касающиеся гражданской ответственности, устанавливают обязательство ответчика в принудительном порядке опровергнуть заведомо ложную информацию, распространенную им и возместить материальный ущерб, который понесло предприятие или организация.

Особенности иска о защите деловой репутации

Защита деловой репутации юридического лица и привлечение к ответственности и возмещению ущерба, понесенного предприятием, осуществляется в судебном порядке на основании судебного иска. Он подается в соответствующее судебное учреждение в зависимости от статуса ответчика в:

  • арбитражный суд, если ущерб клеветой нанесен предприятием или организацией с правом юрлица;
  • общегражданский суд, если ущерб деловой репутации нанесен гражданином, не обладающим таким правом;
  • в арбитражный или общегражданский суд, если конкретные сведения о статусе ответчика отсутствуют.

Дела, связанные с правом на защиту деловой репутации, отличаются большим уровнем сложности, так как обоснование фактов клеветы, наносящей ущерб предприятию или организации с правами юрлица, – трудный и длительный процесс. Отказ судебным учреждением в удовлетворении таких исков – достаточно частое явление, обоснованием в большинстве случаев является отсутствие достоверной и аргументированной доказательной базы. Кроме того, суд может классифицировать отдельные сведения, как не представляющие угрозы для деловой репутации юрлица.

Сведения, требующие доказательств при защите деловой репутации в суде

При подаче иска о защите деловой репутации юридического лица в судебное учреждение истцу потребуется доказывать:

  • факт распространения клеветы, как таковой;
  • факт нанесенного ущерба деловой репутации юридического лица распространенной клеветой;
  • факт несоответствия реальных событий распространяемой клевете.

Пленум ВС РФ определяет термином «распространение порочащей и заведомо ложной информации» распространение такой клеветы и порочащих сведений через интернет-ресурсы, СМИ, телевидение, радиовещание, передача таких сведений иным лицам лично, публичные выступления и т.д. Сообщение таких сведений гражданам, заинтересованным в их получении, не относится к категории «распространение порочащей и заведомо ложной информации», а гражданская и уголовная ответственность за такие деяния законом не предусмотрена.

Способ доказывания сведений, непосредственно связанных с деловой репутацией юридического лица, определяется способом, которым распространялась клевета. Например, когда распространению способствовали интернет-ресурсы, такие сведения должны быть заверены нотариально.

Одной из самых сложных сторон дел, связанных с правом на защиту деловой репутации является подтверждение того, что распространенная информация относится к заведомо ложной и порочащей имидж предприятия или организации. Порочащие сведения могут сводиться к утверждению, что предприятие не соблюдает существующее законодательство; недобросовестно или неэтично ведут себя его должностные лица; присутствуют хозяйственные, экономические и иные нарушения.

Юридическая и судебная практика доказывает, что квалифицированная защита деловой репутации требуется значительно чаще, чем это может показаться. Как правило, процесс защиты требует обязательное юридическое сопровождение, и только профессиональный адвокат сможет помочь разобраться в подобной ситуации. Это связано со сложностью сбора доказательной базы и трудностью обоснования распространения заведомо ложной информации, порочащей имидж предприятия или организации.

Только квалифицированный адвокат поможет собрать конкретные доказательства, требующиеся в суде при рассмотрении дела о защите деловой репутации. Это особенно важно, когда в судебной практике отсутствуют идентичные дела с уже определенным алгоритмом действий. В каждом отдельном случае линия защиты должна разрабатываться с учетом всех обстоятельств рассматриваемого дела. Его успешное решение возможно только при условии практической помощи адвоката, специализирующемся на делах о нанесении ущерба деловой репутации юридическим лицам и знающем все особенности и тонкости решения судебных споров в этой области.

ВС РФ рассказал, как подтвердить наличие ущерба деловой репутации юридического лица и получить компенсацию

Организации в отличие от физических лиц не могут претендовать на возмещение им морального вреда при распространении сведений, порочащих их деловую репутацию (п. 11 ст. 152 Гражданского кодекса). Однако это не исключает возможности требовать возмещения ущерба, причиненного такими действиями. Верховный суд Российской Федерации рассказал, в каком случае юридические лица могут рассчитывать на получение компенсации за умаление их деловой репутации (п. 21 Обзора судебной практики ВС РФ № 1, утв. Президиумом ВС РФ 16 февраля 2020 г.).

На сайте издания, учредителем которого является «М», 17 апреля 2020 года была опубликована статья содержащая информацию о том, что администрация Университета нарушает ст. 29 Конституции РФ, гарантирующую гражданам свободу слова.

Поскольку эта публикация распространяла не соответствующие действительности сведения, деловой репутации Университета был причинен вред, который он оценил в 1 млн руб. Однако общество «М» отказалось его компенсировать.

Поэтому Университет обратился с иском в суд и просил признать опубликованные на сайте сведения не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию, обязать общество удалить статью с сайта и разместить текст опровержения на главной странице, а также взыскать с «М» 1 млн руб. в качестве компенсации вреда. Факт размещения указанной статьи на сайте истец подтвердил протоколом осмотра доказательств от 5 мая 2020 года, составленным нотариусом.

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленные требования – он согласился с тем, что статья порочит деловую репутацию Университета, и обязал ответчика удалить ее, разместив текст опровержения на главной странице в открытом доступе. А вот взыскивать компенсацию вреда суд не стал (решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11 ноября 2020 г. по делу № А56-58502/2015). Свою позицию он, сославшись на п. 11 ст. 152, п. 1 ст. 1064 ГК РФ, объяснил тем, что вред, причиненный юридическому лицу, носит имущественный характер, что исключает возможность присуждения юридическому лицу неимущественного вреда, в какой бы форме он ни выражался. Тем не менее, суд признал, что истец имел бы право на компенсацию убытков, если бы подтвердил, что распространение сведений привело к потерям имущественного характера в указанном размере.

Читать еще:  Статья за неоказание медицинской помощи человеку

Университет с этим не согласился и обжаловал решение в апелляции, которая акт нижестоящего суда отменила и взыскала в пользу истца 1 млн руб. компенсации вреда (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 февраля 2020 г. № 13АП-32346/15). Юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено, по мнению суда, вправе требовать возмещения ему нематериального вреда, если доказаны общие условия деликтной ответственности (наличие противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца и причинно-следственной связи между этим). Суд также отметил, что общество «М»:

  • распространило сведения, не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию Университета;
  • разместило эту информацию в Интернете, в результате чего неопределенное и неограниченное число пользователей получило к ней свободный доступ.

Таким образом, порочащие истца сведения получили неограниченную степень распространения. А, значит, и заявленный размер компенсации вреда вполне обоснован.

Общество «М» не согласилось с обязанностью выплатить истцу компенсацию вреда и обратилось с жалобой в кассацию, которая отменила апелляционное постановление, оставив в силе решение суда первой инстанции (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13 апреля 2020 г. № Ф07-1147/16).

Университет, пояснил суд, при рассмотрении дела не представил доказательств того, что после опубликования спорной статьи снизился спрос потребителей на оказываемые им услуги или наступили другие отрицательные для него последствия.

Суд отметил, что несмотря на то, что ст. 152 ГК РФ исключает возможность компенсации юридическому лицу морального вреда в случае умаления его деловой репутации, это не мешает ему заявлять требования о возмещении вреда, причиненного репутации (Определение КС РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-О).

При этом под вредом, причиненным деловой репутации, следует понимать всякое ее умаление, которое проявляется, например, в наличии у юридического лица убытков, обусловленных распространением порочащих сведений и иных неблагоприятных последствиях в виде утраты конкурентоспособности, невозможности планирования деятельности и т. д.

Однако одного лишь факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для того, чтобы сделать вывод о причинении деловой репутации ущерба, и для выплаты денежного возмещения, добавил ВС РФ. Истец при этом должен подтвердить:

  • наличие сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т. д.);
  • наступление для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений;
  • факт утраты или снижения доверия к его репутации.

Университет, в свою очередь, ссылался на предоставление обществом «М» свободного доступа к порочащей истца информации неопределенному и неограниченному числу пользователей. Но не предоставил ни доказательств, свидетельствующих о своей репутации, сформированной до публикации на сайте оспариваемой статьи, ни доказательств, позволяющих установить наличие неблагоприятных для него последствий в результате такой публикации.

Отсутствие таких доказательств, пояснил Суд, во-первых, мешает сделать вывод о том, что судебного решения об опровержении порочащих репутацию сведений недостаточно для восстановления баланса прав участников спорных правоотношений. А во-вторых, не позволяет определить размер справедливой компенсации.

С учетом этого ВС РФ признал отказ кассации во взыскании с ответчика компенсации за распространение сведений, порочащих деловую репутацию университета, обоснованным и оставил жалобу истца без удовлетворения.

Вред, причиненный деловой репутации компании, взыскать можно, если истец докажет, что репутация была

Юридические лица вправе взыскивать компенсацию за причинение вреда их репутации. На истце в таком случае лежит бремя доказывания двух обстоятельств: во-первых, наличия у него сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т. д.), во-вторых, наступления для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений, факта утраты доверия к его репутации или ее снижения. К таким выводам пришел ВС РФ в Определении от 18.11.2016 № 307-ЭС16–8923 по делу № А56-58502/2015.

Суть дела

На сайте одного сетевого издания в интернете была опубликована статья под заголовком «„Весна“: Запесоцкий нарушает 29-ю статью Конституции», содержащая в том числе следующую информацию: «Администрация Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов (СПбГУП) и ректор Александр Запесоцкий нарушают 29-ю статью Конституции, гарантирующую гражданам свободу слова».

Узнав о публикации, СПбГУП обратился с иском к редакции сетевого издания и его учредителю о защите деловой репутации и признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию изложенных в статье сведений. Истец требовал обязать учредителя издания и редакцию удалить статью с сайта, разместить в открытом доступе текст опровержения, а также взыскать с учредителя издания 1 млн руб. в качестве компенсации вреда, причиненного деловой репутации университета в связи с публикацией не соответствующих действительности сведений.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования частично. Он признал размещенные на сайте сетевого издания сведения не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию университета и обязал сетевое издание удалить спорную статью и разместить текст опровержения на главной странице сайта в открытом доступе, обеспечивающем доведение опровержения до любого пользователя интернета, тем же шрифтом и под заголовком «Опровержение». В остальной части в удовлетворении иска было отказано.

Отказ в удовлетворении требования о взыскании компенсации за причинение университету репутационного вреда суд мотивировал следующим образом. Вред, причиненный юридическому лицу, носит имущественный характер, что исключает возможность присуждения юридическому лицу неимущественного вреда, в какой бы форме он ни выражался. У университета есть право на предъявление требования о компенсации убытков, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда. Между тем он не представил доказательств того, что распространенные ответчиком сведения привели к таким последствиям, в результате которых университет понес потери имущественного характера в заявленном размере.

Читать еще:  Клевета статья коап рф

Апелляция изменила решение суда первой инстанции, удовлетворив требование университета о взыскании с учредителя издания компенсации за причинение вреда деловой репутации. Обосновывая свое решение, суд сослался на правовые позиции, изложенные в Определении Конституционного суда РФ от 04.12.2003 № 508-О и постановлении Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 17528/11. Как он отметил, юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать возмещения нематериального (репутационного) вреда при доказанности общих условий деликтной ответственности:

факта распространения ответчиком сведений об истце;

порочащего характера этих сведений;

несоответствия этих сведений действительности.

В рассматриваемом деле суд посчитал наличие этих условий доказанным.

Кассация постановление апелляции отменила, оставив в силе решение суда первой инстанции. Как подчеркнул арбитражный суд округа, университет не представил доказательств того, что после опубликования спорной статьи снизился спрос потребителей на оказываемые им услуги или наступили другие негативные последствия, как и не привел аргументов в подтверждение наличия причинной связи между ущемлением деловой репутации и оспоренной информацией.

Позиция ВС РФ

ВС РФ оставил в силе постановление суда кассационной инстанции. Вместе с тем он сделал важный вывод о наличии у юридических лиц права взыскивать компенсацию за причинение вреда их репутации. По мнению ВС РФ, при рассмотрении данного спора необходимо было учесть следующие обстоятельства.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (п. 1 ст. 1064 ГК РФ). В силу положений ст. 1082 ГК РФ суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т. п.) или возместить причиненные убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Так, в рамках защиты своего нарушенного права гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений (п. 9 ст. 152 ГК РФ). В пункте 11 ст. 152 ГК РФ определено, что правила о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

По мнению ВС РФ, вступление в силу с 1 октября 2020 г. новой редакции ст. 152 ГК РФ, исключившей возможность компенсации морального вреда в случае умаления деловой репутации юридических лиц, не препятствует защите нарушенного права посредством заявления юридическим лицом требования о возмещении вреда, причиненного репутации юридического лица.

Данный вывод следует из приведенного выше Определения Конституционного суда РФ от 04.12.2003 № 508-О, в котором отмечено, что отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК РФ).

Под вредом, причиненным деловой репутации, следует понимать всякое ее умаление, которое проявляется, в частности, в наличии у юридического лица убытков, обусловленных распространением порочащих сведений, и иных неблагоприятных последствий в виде утраты юридическим лицом в глазах общественности и делового сообщества положительного мнения о его деловых качествах, утраты конкурентоспособности, невозможности планирования деятельности и т. д.

Следовательно, юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать восстановления своего права при доказанности общих условий деликтной ответственности (наличия противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца, причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца) (постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 17528/11). Наличие вины ответчика презюмируется (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

При этом противоправный характер действий ответчика должен выражаться в распространении вовне (сообщении хотя бы одному лицу), в частности посредством публикации, публичного выступления, распространения в СМИ и интернете, с помощью иных средств телекоммуникационной связи, определенных сведений об истце, носящих порочащий и не соответствующий действительности характер.

Между тем одного лишь факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и для выплаты денежного возмещения в целях компенсации за необоснованное умаление деловой репутации. На истце лежит обязанность доказать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований. Он должен подтвердить, во-первых, наличие сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т. д.). Во-вторых, наступление для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений, факт утраты доверия к его репутации или ее снижения.

В обоснование своей позиции по существу заявленного требования о взыскании компенсации репутационного вреда университет ссылался на использованную ответчиками форму распространения порочащих его сведений в интернете с предоставлением неопределенному и неограниченному числу пользователей свободного доступа к сайту, на котором опубликованы оспариваемые сведения. Однако каких-либо доказательств и пояснений, свидетельствующих о сформированной репутации истца до нарушения и доказательств, позволяющих установить наличие неблагоприятных последствий для университета в результате размещения спорной публикации, в материалы дела истцом не было представлено.

Таким образом, у суда отсутствовали доказательства, на основании которых он мог установить, что самого признания факта распространения порочащих сведений и судебного решения об их опровержении недостаточно для восстановления баланса прав участников спорных правоотношений, а также определить размер справедливой компенсации. При таких обстоятельствах отказ суда округа во взыскании компенсации за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию университета, является, по мнению ВС РФ, обоснованным.

Компенсация за вред репутации: ВС указал, когда ее можно взыскать юрлицу

С 1 октября 2020 года вступили в силу изменения ГК, которые запретили юридическим лицам взыскивать компенсацию морального вреда. В марте уже этого года Президиум ВС разъяснил, что юридические лица могут защищать свою репутацию путем опровержения опубликованных сведений и взыскания убытков. Но петербургский университет решил, что все равно имеет право на миллионную компенсацию вреда, причиненного деловой репутации вуза от обличающей статьи в онлайн-издании. Дело дошло до ВС, который разъяснил, почему запрет юрлицам взыскивать компенсацию морального вреда не мешает им требовать возмещения вреда, который причинен репутации компании.

Читать еще:  Моральный вред требовать в суде

Опровержения мало для восстановления справедливости

Администрацию Санкт-Петербургского государственного университета профсоюзов возмутила публикация местного СМИ – Закс.ру. В заметке приводилась позиция молодежной общественной организации «Весна», которая обвиняла ректора вуза Александра Запесоцкого в нарушении конституционного права студентов на свободу слова.

Спустя полтора года после публикации Университет обратился в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о защите деловой репутации к редакции сайта и его учредителю (дело № А56-58502/2015). Заявитель потребовал признать не соответствующей действительности и порочащей деловую репутацию вуза следующую информацию: «Администрация Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов (СПбГУП) и ректор Александр Запесоцкий нарушают 29-ю статью Конституции, гарантирующую гражданам свободу слова». Именно эти слова представителей движения «Весна» процитировало издание.

Кроме того, истец попросил обязать ответчика удалить статью с сайта издания, разместить опровержение и взыскать со СМИ 1 млн руб. в качестве компенсации вреда, причиненного деловой репутации вуза.

Первая инстанция признала, что материал порочит деловую репутацию вуза, но отказала во взыскании миллионной компенсации. По мнению суда, истец не представил доказательств, которые подтверждают реальные негативные последствия от выпущенной статьи для репутации университета. Судья Светлана Астрицкая постановила лишь удалить спорный материал с сайта издания, опубликовать опровержение и взыскать в пользу университета 6000 руб. за госпошлину.

Апелляция пришла к иному выводу и удовлетворила требования истца полностью. В своем решении апелляционная инстанция сослалась на то, что ответчиками по подобным спорам могут выступать не только авторы высказываний, но и те, кто эти сведения распространил (п. 5 Постановления Пленума ВС от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»). Арбитражный суд Северо-Западного округа отменил решение апелляции и оставил в силе акт первой инстанции.

ВС: «Юрлица могут возместить репутационный вред»

Университет не согласился с решением окружного суда и обжаловал его в Верховный суд, чтобы добиться оставления в силе акта апелляции. Адвокат Александр Макаров из АБ «Резник, Гагарин и партнёры», представляющий интересы истца, на судебном заседании уверял, что в процессе произошла подмена понятий: «Суды указали на то, что у истца нет права на компенсацию морального вреда, но заявитель просил о другом – возместить нанесенный репутационный вред, содержание которого отличается от первого».

Юрист подчеркивал, что ст. 152 ГК («Защита чести, достоинства и деловой репутации») в действующей редакции не исключает взыскания в пользу юридического лица репутационного нематериального вреда. ВС тогда отказал заявителю, оставив в силе акты первой инстанции и окружного суда. Таким образом, СМИ не придется выплачивать миллионную компенсацию (см. «ВС отказался взыскать миллионную компенсацию со СМИ»).

В своем акте ВС указывает на то, что запрет юрлицам взыскивать компенсацию морального вреда не мешает им требовать возмещения вреда, который причинен репутации компании. В подтверждение своей позиции судьи ВС ссылаются на Определение Конституционного Суда от 4 декабря 2003 года № 508-О: «Отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание».

Судебная коллегия по экономспорам ВС поясняет, почему она отказалась удовлетворять требования университета: истец не доказал определенного уровня своей деловой репутации и ее умаления.

Эксперты Право.ru: «По существу спор решен правильно»

Дмитрий Серегин, советник юридической фирмы «ЮСТ», объясняет, что в ГК под моральным вредом подразумеваются главным образом физические и нравственные страдания: «В этом смысле юридическому лицу моральный вред действительно не может быть причинен». Однако от морального вреда следует отличать вред деловой репутации, например, снижение доверия к юридическому лицу из-за распространения порочащих сведений, подчеркивает Серегин: «В таком случае пострадавшее юрлицо может потребовать возмещения убытков, но для этого оно должно доказать факт их наступления, связь с подрывом своей репутации и обосновать размер».

Анатолий Семенов, общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности, считает спорной ссылку ВС на решение Конституционного суда. По его мнению, КС в своем Определении указывал не на допустимость применить «компенсацию морального вреда» по аналогии, а на возможность потребовать «компенсации убытков». Слово «компенсация» в таком контексте не обозначает специальную санкцию, а является синонимом «возмещения» или «взыскания», полагает юрист. Семенов сомневается, что позиция КС в таком случае может преодолеть прямое указание закона и создать новую категорию «нематериальных убытков».

Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры», уверен, что по существу спор разрешен правильно, но правовое обоснование заявленного требования как нематериальных убытков является неверным. Любые утверждения о том, что по своей правовой природе компенсация морального вреда юридическому лицу относится к неким «нематериальным убыткам», эксперт считает сомнительными, учитывая отсутствие соответствующей нормы в действующем законодательстве. Кроме того, не следует забывать, что взыскание морального вреда или нематериальных убытков по своей правовой природе является мерой юридической ответственности, поясняет Хлюстов: «Последняя может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями (ст. 54 Конституции)». Спикер напоминает, что юрлицо может требовать взыскания вреда, который причинен его деловой репутации, используя нормы о взыскании убытков: «А не положения, которые регулируют компенсацию морального вреда, или режущие слух каждого юриста «нематериальные убытки».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector