0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Моральный вред в арбитражном процессе

Новейшая практика арбитражных судов по вопросу компенсации морального и репутационного вреда индивидуальным предпринимателям

Вопрос о компенсации морального и репутационного вреда индивидуальным предпринимателям является дискуссионным для российского права. В 1990-х – начале 2000-х гг. на практике в одних случаях компенсация морального вреда не взыскивалась в пользу индивидуальных предпринимателей (см., например, постановления ФАС СевероЗападного округа от 06.05.1998 № А05-6760/97-433/7, ФАС Московского округа от 01.10.2004 № КГ-А40/8117-04; ФАС Центрального округа от 24.12.2004 по делу № А35-3768/04-С22), а в других случаях – подлежала взысканию (см., например, постановления ФАС СевероКавказского округа от 08.06.2004 № Ф08-2379/2004; ФАС Уральского округа от 26.04.2005 № Ф09-1062/05; ФАС Дальневосточного округа от 05.02.2007 № Ф03-А51/06-1/5358). Первая позиция обосновывалась тем, что требование о компенсации морального вреда может быть заявлено только физическим лицом (гражданином); индивидуальный предприниматель не может ссылаться на ст. 151 ГК РФ, т.к. в силу п. 3 ст. 23 ГК РФ к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила ГК РФ, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями. Вторая позиция опиралась (опирается) на то, что в ГК РФ нет запрета на компенсацию морального вреда индивидуальным предпринимателям. Правила ГК РФ, регулирующие деятельность коммерческих организаций, применяются к самой предпринимательской деятельности граждан (п. 3 ст. 23 ГК РФ), а не к отношениям по защите нематериальных благ (п. 1 ст. 150 ГК РФ). В юридической литературе господствующей является именно вторая позиция. Так, например, М.И. Брагинский отрицал возможность компенсации морального вреда юридическим лицам, однако допускал такую компенсацию в отношении индивидуальных предпринимателей: «вопрос о возмещении морального вреда может возникнуть только в отношении предпринимателей-граждан» [1, с. 104]. По мнению Е.Л. Невзгодиной, «должны существовать разумные пределы, определяющие отождествление юридического лица и индивидуального предпринимателя в вопросах применения к ним норм гражданского права. Индивидуальный предприниматель в отличие от юридического лица – не юридическая конструкция или фикция, а живой человек, способный испытывать, как и любая личность, физические и нравственные страдания, в том числе в случае опорочения его деловой репутации…» [2, c. 287]. Е.В. Самойленко считает, что «моральный вред гражданам-предпринимателям должен возмещаться.

Распространение норм о юридических лицах на гражданпредпринимателей не лишает их присущих им особых черт. Будучи предпринимателями, они не перестают быть личностью, вполне могут испытывать и физические, и нравственные страдания» [3, c. 28]. В настоящее время, с учетом разъяснений ранее существовавшего Высшего Арбитражного Суда РФ, а также новейших правовых позиций Верховного Суда РФ (см., например, определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 17.08.2015 по делу № 309-ЭС15-8331), практика арбитражных судов по вопросу о праве индивидуальных предпринимателей на компенсацию морального вреда является практически единообразной (за некоторыми исключениями; об этом – ниже). Такая компенсация исключается, если основанием спора является нарушение имущественных прав индивидуального предпринимателя, при нарушении которых законом напрямую не предусмотрена компенсация морального вреда, и при этом нарушение личных неимущественных прав истца либо посягающие на принадлежащие ему нематериальные блага истцом в обоснование иска не указаны, судами не установлены (см., например, постановления Арбитражного суда Уральского округа от 20.11.2015 по делу № А507540/2015, от 25.03.2016 по делу № А50-7298/2015; Арбитражного суда Московского округа от 15.03.2016 № Ф05-216/2016 по делу № А40148449/2015; Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 08.04.2016 по делу № А29-7220/2015; Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18.10.2016 по делу № А27-19027/2015). Однако индивидуальные предприниматели имеют право на компенсацию морального вреда при нарушении их личных неимущественных прав, нематериальных благ (в частности, деловой репутации). Такой подход следует из абз. 17 п. 2 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом ВС РФ 16.03.2016, согласно которому индивидуальные предприниматели вправе предъявлять требования о компенсации морального вреда, причиненного их чести, достоинству и деловой репутации.

Между тем, в новейшей практике арбитражных судов встречаются случаи, когда суды необоснованно, на наш взгляд, отказали индивидуальным предпринимателям в компенсации морального вреда при защите их деловой репутации: 1) В первом случае одной из причин отказа индивидуальному предпринимателю в удовлетворении требования о компенсации морального вреда, причиненного умалением деловой репутации, явилось то, что компенсация морального вреда, по мнению арбитражного суда округа, возможна гражданам, но не индивидуальным предпринимателям (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 14.03.2016 № Ф10-343/2016 по делу № А83-1827/2015). 2) По двум другим делам, со ссылкой на то, что индивидуальные предприниматели как субъекты предпринимательской деятельности вправе защищать свою деловую репутацию только специальными способами защиты (путем опровержения порочащих их сведений или опубликования своего ответа в печати; возмещения убытков, причиненных распространением таких сведений), индивидуальным предпринимателям О. и В. было отказано в компенсации морального вреда, причиненного умалением их деловой репутации (постановления Второго арбитражного апелляционного суда от 29.06.2016 по делу № А82-7151/2015, от 20.09.2016 по делу № А82-7152/2015). Арбитражные суды не учли, что основанием иска явилось умаление деловой репутации индивидуальных предпринимателей, т.е. нематериального блага, при нарушении которого компенсация морального вреда допустима, в том числе и для индивидуальных предпринимателей. Однако приведенные негативные примеры – это, пожалуй, исключения. В большинстве случаев новейшая практика арбитражных судов допускает компенсацию морального вреда индивидуальным предпринимателям при умалении их деловой репутации, в том числе, если такой вред причинен им органами государственной власти, органами местного самоуправления, их должностными лицами (см., например, постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 27.04.2016 по делу № А82-6065/2015; Арбитражного суда Дальневосточного округа от 06.08.2017 № Ф03-3049/2017 по делу № А73-12547/2016). Дополнительно обращаем внимание, что для удовлетворения требования индивидуального предпринимателя о компенсации морального вреда необходимо доказать наличие общих условий деликтной ответственности, как то: 1) наличие противоправного деяния (например, распространение не соответствующих действительности порочащих сведений), 2) наступление неблагоприятных последствий для индивидуального предпринимателя в виде морального вреда, 3) причинноследственной связи между противоправным деянием и возникновением неблагоприятных последствий на стороне индивидуального предпринимателя. При отсутствии хотя бы одного условия – в удовлетворении требования о компенсации морального вреда арбитражные суды отказывают: «Сама по себе публикация недостоверных сведений не свидетельствует о причинении нравственных или физических страданий» (см., например, постановления ФАС Арбитражного суда СевероЗападного округа от 20.02.2015 по делу № А05-2154/2014, от 29.05.2015 по делу № А56-32138/2014). В силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Что касается компенсации репутационного вреда, содержание которого отличается от содержания морального вреда, то необходимо учитывать следующее. Как раньше, так и сейчас нет единой позиции о допустимости компенсации нематериального (репутационного) вреда индивидуальным предпринимателям: одни суды такие требования удовлетворяют (см., например, постановления Арбитражного суда Московского округа от 24.06.2015 по делу № А40-68036/14, от 11.09.2015 № Ф0510894/2015 по делу № А40-49220/14), другие – нет (см., например, постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.05.2016 по делу № А67-856/2015; Арбитражного суда Уральского округа от 13.05.2016 № Ф09-3569/16 по делу № А60-32355/2015). Многие арбитражные суды не видят между компенсацией нематериального (репутационного) вреда индивидуальным предпринимателям и компенсацией им морального вреда, причиненного умалением деловой репутации, какой-либо специфики (см., например, постановления ФАС Северо-Западного округа от 02.06.2006 по делу № А058888/2005-27, от 16.01.2009 по делу № А56-17029/2007; ФАС Уральского округа от 28.05.2009 № Ф09-2548/09-С6 по делу № А473477/2008-191, от 19.01.2010 № Ф09-11016/09-С6 по делу № А765778/2009; Пятого арбитражного апелляционного суда от 19.07.2017 по делу № А24-84/2017).

Верховный Суд РФ применительно к юридическим лицам считает, что для возмещения (компенсации) им вреда, причиненного деловой репутации (репутационного вреда), необходимо доказать наличие общих условий деликтной ответственности, как то: наличие противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца, причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца (см. определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 18.11.2016 № 307-ЭС168923 по делу № А56-58502/2015, п. 21 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 1 (2017), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 16.02.2017). По аналогии данная позиция применима и в отношении индивидуальных предпринимателей (см. определение Верховного Суда РФ от 11.08.2017 № 301-ЭС16-8279 Дискуссионным является мнение Д.В. Афанасьева и М.А. Рожковой, которые пишут, что в рамках защиты деловой репутации индивидуального предпринимателя денежная компенсация должна присуждаться в возмещение не морального вреда, причиненного субъекту права, а вреда, причиненного объекту гражданских прав, – самой деловой репутации. Под таким вредом (причиненным самому объекту гражданских прав) и следует понимать репутационный ущерб. При этом указанные авторы допускают и подход, оставляющий право выбора способа защиты – компенсация морального вреда или компенсация репутационного ущерба – за самим индивидуальным предпринимателем [4, c. 150].

Читать еще:  Вред деловой репутации физического лица

Схожей позиции придерживается Н.Н. Парыгина [5, с. 14, 180]. На основании вышеизложенного приходим к следующим выводам. Индивидуальные предприниматели при доказанности общих условий деликтной ответственности имеют право на компенсацию морального вреда при нарушении их личных неимущественных прав, нематериальных благ (в частности, деловой репутации), а также, в случаях прямо предусмотренных законом, имущественных прав, в том числе если вред индивидуальным предпринимателям причинен органами государственной власти, органами местного самоуправления, их должностными лицами.

Компенсация морального вреда индивидуальным предпринимателям невозможна в случаях, когда основанием спора является нарушение имущественных прав индивидуального предпринимателя, при нарушении которых законом напрямую не предусмотрена компенсация морального вреда, и при этом нарушение личных неимущественных прав, нематериальных благ индивидуального предпринимателя в обоснование иска не указано и судами не установлено. По делам о защите деловой репутации при существенности причиненного индивидуальному предпринимателю репутационного вреда он имеет право на компенсацию такого вреда при доказанности общих условий деликтной ответственности, по аналогии с возмещением (компенсацией) репутационного вреда юридическим лицам.

Литература и источники:

1. Брагинский М.И. Осуществление и защита гражданских прав. Сделки. Представительство. Доверенность. Исковая давность // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1995. № 7. С. 99-113.

2. Невзгодина Е.Л. Внедоговорные охранительные обязательства: учеб. пособие. – Омск: Изд-во Ом. гос. ун-та, 2008. – 568 c.

3. Самойленко Е.В. Компенсация морального вреда индивидуальным предпринимателям: развитие практики // Арбитражная практика. 2010. № 8. С. 22-28.

4. Защита деловой репутации в случаях ее диффамации или неправомерного использования (в сфере коммерческих отношений: научнопракт. пособие / Под общ. ред. М. А. Рожковой. – М.: Статут, 2015. – 270 с.

5. Парыгина Н.Н. Защита права на деловую репутацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей по гражданскому законодательству Российской Федерации: дисс. … к.ю.н. – Омск, 2017. – 270 с.

Верховный суд меняет практику по возмещению морального вреда

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова. Его в 2020 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил. Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую.

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела. Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2020 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии. По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2020 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима.

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй. Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб. Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет. Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя. Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд.

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной». Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо. Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.», – говорит Анастасия Гурина из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × . По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22). Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента. Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Моральный вред в арбитражном процессе

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статьи и комментарии ПЦ «Логос»
  • Компенсация морального вреда. Суммы на практике. Иски в суд

Нравственные страдания, несомненно, причиняются человеку нарушением любых его прав. Если у Вас похитили кошелек, вы испытаете чувство обиды, злости, незащищенности, отчаяния, вас оскорбили в общественном транспорте – испытаете практически те же самые чувства. Однако, право на возмещение причиненного морального вреда по российскому законодательству возникает не всегда. И если во втором случае (оскорбление) вы имеете право на компенсацию морального вреда (посягательство на нематериальное благо – достоинство личности), то в первом случае (хищение) компенсацию морального вреда вы не получите, так как нарушено ваше имущественное право. А моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации только в случаях, предусмотренных законом. Таких случаев сегодня в законе два:

Читать еще:  Неосторожное причинение вреда

Прежде чем перейти к анализу оснований и размера компенсации морального вреда в конкретных случаях, хотелось бы отметить следующее.

Очень часто в исковых заявлениях граждан встречается требование о возмещении морального вреда. Суммы, которые указывают граждане в качестве искомой компенсации за их нравственные и физические страдания, как правило, существенно урезаются судами ввиду несоразмерности. Конечно, каждое лицо вправе оценить причиненный ему моральный вред, скажем в миллионы рублей, но надо быть готовым к тому, что суд оценит ваши страдания, например, всего лишь в одну тысячу. Вообще, на наш взгляд, выплата компенсации не может загладить страдания человека, однако смысл компенсации морального вреда видится в том, что потерпевший за счет взысканной суммы испытает положительные эмоции, соразмерные его физическим и нравственным страданиям (только со знаком «плюс»), что несколько нейтрализует полученный негативный эффект.

Однако надо признать, что некоторые юристы, в погоне за гонораром, либо не учитывают сложившуюся судебную практику, либо умалчивают о ней, обещают клиенту взыскать за причиненный моральный вред немалые суммы, чем, как представляется, наносят клиенту еще больший вред. К примеру, за причинение легкого вреда здоровью юрист заверяет клиента в том, что непременно взыщет с виновного 50 тысяч рублей морального вреда как минимум. Думаю, что понятно разочарование потерпевшего, его новые нравственные страдания, когда суд присудит лишь 2 тысячи.

Некоторые разъяснения о примнении норм права, регулирующих вопросы компенсации морального вреда содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»

Моральный вред, причиненный потребителю

Каждый день мы приобретаем те или иные товары, необходимые нам в повседневной жизни, пользуемся различными услугами.

Приобретая товар либо услугу для удовлетворения личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, мы становимся потребителями и в некоторой степени наши интересы защищены законом «О защите прав потребителей». Согласно ст. 15 Закона, «моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, и т.д.) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда, при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда».

Права потребителя считаются нарушенными в случае обнаружившегося недостатка товара (работы или услуги), а именно, несоответствия товара (работы, услуги):

  1. обязательным требованиям, предусмотренным законом;
  2. условиям договора;
  3. целям, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется

Отдельно стоит остановиться на коммунальных услугах, предоставление которых сегодня в большинстве своем не соответствует требованиям, предусмотренным законодательством. Отношения, возникающие из договора найма жилого помещения, в том числе социального найма, в части выполнения работ, оказания услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации жилого дома, в котором находится данное жилое помещение, по предоставлению или обеспечению предоставления нанимателю необходимых коммунальных услуг, проведению текущего ремонта общего имущества многоквартирного дома и устройств для оказания коммунальных услуг регулируется также законодательством о защите прав потребителей, а значит лицо, чьи права нарушены в этой сфере, вправе требовать компенсации морального вреда.

На какой размер морального вреда можно рассчитывать обманутому потребителю сегодня? Цифры, конечно, не порадуют глаз, но в среднем это порядка 500-3000 рублей в зависимости от «степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств».

Рекомендуемые публикации по данной теме :

Исковое заявление о компенсации морального вреда, причиненного в результате падения с лестницы торгового комплекса, владельцы которого не соблюдают правила благоустройства — не очищают ступени от наледи и снега, лестничный марш не оборудован должным образом перилами

Исковое заявление о взыскании неустойки и компенсации морального вреда за нарушение срока выполнения работ по договору долевого участия в строительстве жилого дома

Моральный вред, причиненный работнику действиями работодателя

Согласно статье 237 Трудового кодекса РФ, «моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба». Данная статья позволяет работнику требовать компенсации морального вреда не только при нарушении его личных неимущественных, но и имущественных прав, в числе которых невыплата (задержка выплаты) заработной платы.

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 от 20.12.1994г., суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконным увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями и т.п. К числу нарушений прав работника, влекущих возникновение права последнего на компенсацию морального вреда можно назвать незаконное отстранение от работы, невыдача трудовой книжки при увольнении, отказ в приме на работу женщине по мотивам беременности и другие.

Каков размер компенсации морального вреда за нарушенное право работника? Примерно от нескольких сот до нескольких тысяч рублей.

Рекомендуем по теме :

Исковое заявление о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда

Моральный вред, причиненный органами власти

В соответствии со статьей 1069 ГК РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Например, подлежит возмещению моральный вред, причиненный незаконными действиями судебного пристава-исполнителя.

Рекомендуем по теме:

Исковое заявление о возмещении вреда, причиненного Управлением федеральной службы судебных приставов (за счет казны РФ)

Моральный вред, причиненный уголовным преследованием

Согласно статье 133 Уголовно-процессуального кодекса, «право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. На основании ст. 1100 ГК РФ, Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Таким образом, право на компенсацию морального вреда имеют как подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор либо уголовное преследование прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, так и осужденный, подозреваемый и обвиняемый, подвергшиеся уголовному преследованию незаконно.

Размер компенсации морального вреда будет зависеть, прежде всего, от срока, на который человек был незаконно лишен свободы и может составлять как несколько тысяч, так и несколько десятков и даже сотен тысяч рублей.

Рекомендуем по теме:

Моральный вред, причиненный преступлением

Право на компенсацию морального вреда, причиненного преступлением, возникает в случае, если моральный вред причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права или посягающими на другие нематериальные блага, принадлежащие потерпевшему. Другими словами, Вы можете требовать компенсации морального вреда, который причинен Вам в результате совершения в отношении Вас таких преступлений, как, например, клевета, оскорбление, нарушение тайны переписки, изнасилование, незаконное лишение свободы, причинение вреда здоровью различной тяжести. Иск о возмещении причиненного морального вреда в этом случае может быть рассмотрен как в рамках уголовного, так и гражданского судопроизводства.

Читать еще:  Защита от клеветы

Размер компенсации морального вреда, причиненного здоровью, судебная практика установила следующим образом. Причинение смерти (убийство) – до ста тысяч рублей (выплачивается близким родственникам – потерпевшим), тяжкого вреда здоровью – до 50000 рублей, легкий вред здоровью – до 5 тысяч. При этом надо учитывать, что если вред здоровью причинен по неосторожности, размер компенсации будет еще раза в два меньше. Указанные размеры компенсации могут, конечно варьироваться в ту или иную сторону в зависимости от многих факторов, начиная от наличия весомых доказательств наступления неблагоприятных последствий, заканчивая личностью потерпевшего, его материальным положением.

Рекомендуем по теме:

Исковое заявление о компенсации морального вреда, причиненного преступлением (побои, вред здоровью). Требование к двум ответчикам – причинителям вреда о компенсации в равных долях.

Моральный вред, причиненный в результате ДТП

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Поэтому если в ДТП пострадал лишь ваш автомобиль, а с Вами все в порядке, то на компенсацию морального вреда виновником ДТП, Вам претендовать не приходится. Если же какой-либо вред здоровью все же причинен, размер компенсации будет зависеть от тяжести вреда здоровью, как описано выше.

Рекомендуем по теме:

Исковое заявление о возмещении вреда здоровью, взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате ДТП (потерпевший переходил дорогу)

Моральный вред, причиненный в результате нападения и укуса собаки

В ряде случаев некоторые породы собак суды справедливо относят к источникам повышенной опасности. Речь о бойцовских, сторожевых собаках. Для иллюстрации приведем извлечение из одного судебного постановления.

Например, в апелляционном определении Вологодского областного суда от 28.08.2013 по делу N 33-3973/2013 коллегия привела следующие доводы:

Гражданский кодекс РФ прямо не относит животных к источникам повышенной опасности, однако собаки, обладающие специфическими качествами, используемые в качестве сторожевых, могут быть отнесены к источникам повышенной опасности.

Учитывая, что норма статьи 1079 ГК РФ не содержит исчерпывающего перечня источников повышенной опасности, суд первой инстанции, принимая во внимание особые качества животного, присущие таким источникам, обоснованно отнес собаку, принадлежащую ООО «Статус» к источнику повышенной опасности.

Рекомендуем по теме:

Защита чести, достоинства и деловой репутации. Моральный вред

Если о Вас распространены порочащие, несоответствующие действительности сведения, то Вы можете надеяться на сумму не очень большую – в среднем до 3 тысяч. А если Вы чиновник, то сумма компенсации сразу возрастет и будет «соответствовать» занимаемой должности. Вопрос о справедливости компенсации чиновнику за распространение о нем недостоверных сведений, скажем в 100 тысяч рублей (а то и больше) и столько же убитой горем матери за смерть ребенка. (а то и меньше) в судебной практике остается открытым.

Рекомендуем по данной теме:

Размеры компенсации морального вреда, указанные в статье носят примерный, усредненный характер и судебная практика знает случаи удовлетворения исковых требований о взыскании компенсаций в больших, нежели указано в статье размерах. На сегодняшний день официальной методики определения размера компенсации морального вреда нет, поэтому многое зависит от убедительности доводов истца и, может быть даже от настроения судьи.

§ 4. Компенсация морального вреда

1. Причинение морального вреда сотрудникам юридического лица не может служить основанием для возмещения морального вреда самому юридическому лицу (N Ф08-1790/2002).

2. Вопрос: Подлежит ли рассмотрению по существу исковое требование гражданина-предпринимателя о компенсации морального вреда, причиненного в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности?

Ответ: Разграничение подведомственности между судами общей юрисдикции и арбитражными судами осуществляется исходя из субъектного состава и предмета спорных отношений. Согласно ст. 27, 28 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями. В соответствии со ст. 12 ГК РФ компенсация морального вреда является одним из способов защиты гражданских прав. В указанной норме отсутствует дифференциация способов защиты, которые могут быть использованы гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, следовательно, она является общей для названных субъектов гражданских правоотношений. На основании норм гл. 3 ГК РФ индивидуальный предприниматель как субъект гражданских правоотношений относится к гражданам. Право гражданина на компенсацию морального вреда предусмотрено ст. 151 ГК РФ.

В силу ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными гл. 59 и ст. 151 ГК РФ. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Следовательно, гражданское законодательство не исключает возможности компенсировать гражданину, занимающемуся предпринимательской деятельностью, моральный вред, причиненный в связи с осуществлением такой деятельности. Данная позиция отражена в п. 4 постановления Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». Отсутствие в законодательном акте указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда. Согласно п. 5 названного постановления Пленума правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.

Предметом отношений, связанных с причинением морального вреда, является нарушение личных неимущественных прав гражданина и посягательство на принадлежащие ему нематериальные блага. Для определения подведомственности дела о компенсации морального вреда имеет значение именно существо нарушенного нематериального права и характер спорного правоотношения. В случае причинения лицу как гражданину физических или нравственных страданий требование о компенсации морального вреда подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции. При нарушении нематериальных благ предпринимателя в ходе осуществления им предпринимательской деятельности спор рассматривается арбитражным судом. Таким образом, исковое требование гражданина-предпринимателя о компенсации морального вреда подлежит рассмотрению по существу арбитражным судом (извлечение из постановления президиума ФАС СКО от 14 января 2005 г.).

3. В соответствии со ст. 151 ГК РФ моральный вред (физические или нравственные страдания) подлежит возмещению гражданину. Юридическое лицо не может испытывать физических или нравственных страданий (N Ф08-3590/2005).

4. Вопрос: Подлежит ли компенсации причиненный акционеру моральный вред при нарушении обществом его права в виде отказа предоставить информацию о деятельности общества?

Ответ: Статьей 151 ГК РФ предусмотрена компенсация морального вреда, причиненного гражданину неправомерными действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Нематериальные блага, которые могут быть защищены таким способом, перечислены в ст. 150 ГК РФ: жизнь и здоровье, достоинство, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемые и непередаваемые иным способом. Указанные права и блага характеризуются тем, что они имеют абсолютный характер, возникают независимо от волеизъявления их обладателя в результате самого факта рождения человека (жизнь, честь, достоинство) или в силу закона (право авторства), неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Согласно ст. 151 ГК РФ возможность компенсации морального вреда в других случаях (т.е. при причинении морального вреда действиями, нарушающими иные права гражданина) должна быть специально предусмотрена законом. Неимущественные права акционера принципиально отличаются от личных неимущественных прав в смысле ст. 150 ГК РФ тем, что они относительны, приобретаются в результате сделки, отчуждаются вместе с удостоверяющей их ценной бумагой (акцией). Поскольку ФЗ «Об акционерных обществах» не предусмотрено возможности компенсации морального вреда, причиненного акционеру, из содержания ст. 151 ГК РФ следует вывод о недопустимости компенсации морального вреда, причиненного гражданину нарушением его личных неимущественных прав акционера (извлечение из постановления президиума ФАС СКО от 3 октября 2005 г.).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector