0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Субъективные признаки мошенничества

Субъективные признаки мошенничества

Субъективные признаки мошенничества

Субъектом мошеннического хищения чужого имущества может быть вменяемое физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16 лет.

Вопрос о вменяемости, являющейся юридическим признаком субъекта любого преступления, редко возникает по делам о мошенничестве. Это объясняется спецификой самого способа мошенничества, который предполагает определенный уровень развития интеллекта и способность к целенаправленной деятельности.

Мошенничество как типичное «общеуголовное» преступление, если оно совершено должностным лицом, использующим служебное положение, целиком ранее, до введение в действие УК РФ 1996 года, подпадало под признаки ст.170 УК РСФСР и не нуждалось в самостоятельной квалификации. Сейчас же действует ч.2 ст.159 УК РФ, которая дополнила квалифицированный состав признаком: мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения. Специальным субъектом мошенничества по этому признаку могут быть должностные лица федеральных и муниципальных государственных организаций, а также работники коммерческих структур, использующих свое служебное положение для хищения путем обмана чужого имущества Комментарий к УК РФ. / Под ред. Ю.И. Скуратова. — М., 2009. — С. 362..

Появление понятия чужой собственности и вышеуказанного признака квалифицированного состава преступления, предусмотренного ст.159 УК РФ решило сложности с разграничением преступлений должностных и против собственности, сделав должностное лицо специальным субъектом мошенничества.

Субъективная сторона мошенничества отражает развитие процессов, происходящих в психике человека, совершающего конкретное преступление. С субъективной стороны мошенничество характеризуется наличием у виновного прямого умысла. Там же. — С. 362.

В законодательном определении мошенничества к тому же назван такой способ действия (обман), который выражается в умышленной деятельности. Неосторожного обмана быть не может. Если субъект своими действиями неосторожно вводит кого-либо в заблуждение (например, будучи сам в состоянии заблуждения), то он, естественно, не может стремиться к завладению чужим имуществом.

Мошенничество — преступление, общественная опасность которого очевидна для всякого вменяемого лица, достигшего возраста уголовной ответственности. Поскольку субъект, сознающий все фактические обстоятельства, соответствующие признакам объекта и объективной стороны мошенничества, сознает и общественно опасный характер своего деяния, вопрос об установлении сознания общественной опасности (или противоправности) по делам о мошенничестве не возникает.

В содержание умысла мошенника входит не только сознание общественно опасного характера своих действий, но и предвидение развития причинной связи и наступления общественно опасных последствий. Преступник сознает, что он совершает обман путем искажения истины или умолчания об истине, предвидит, что тем самым он вводит потерпевшего в заблуждение, в результате которого потерпевший передаст ему имущество либо право на имущество. При мошенничестве путем злоупотребления доверием виновный сознает, что он злоупотребляет доверием потерпевшего и таким путем завладевает имуществом.

Поскольку необходимый признак мошенничества — отсутствие у виновного права на имущество, которым он завладевает, это обстоятельство также входит в содержание умысла. Совершая мошенничество, субъект сознает, что это имущество ему не принадлежит. Отсутствие такого сознания исключает возможность квалификации деяния как мошенничества(при определенных условиях речь может идти о самоуправстве).

Субъект сознает, как правило, и принадлежность похищаемого имущества. При мошенничестве потерпевший или его представитель обычно сам передает имущество преступнику, поэтому возможность ошибки в принадлежности имущества практически незначительна. Если же такое заблуждение имело место, то оно должно расцениваться по общим правилам об ошибке в объекте.

Совершение квалифицированных видов мошенничества предполагает сознание виновным всех обстоятельств, квалифицирующих содеянное (группа и т.д.) Достаточно, чтобы виновный сознавал фактические обстоятельства, имеющие значение для квалификации, но не требуется, чтобы он давал им правильную юридическую оценку.

Признание корыстной цели обязательным элементом хищения связано с отказом от слишком узкого понимания ее как цели личного обогащения. В настоящее время большинство авторов считают, что корыстная цель имеет место и в том случае, когда преступник стремится дать возможность извлечения материальной выгоды другим лицам, в судьбе которых он, так или иначе заинтересован Сергеева Т.Л. Корыстная цель при хищении социалистического имущества / Т.Л. Сергеева // Советское государство и право. — 1952. — № 8. — С.40-41..

Это вытекает как из существа преступления, так и прямо из требований закона. Совершить обман либо злоупотребление доверием можно только умышленно, что видно их характера этих действий.

Наряду с целью субъективную сторону преступления составляет также мотив преступления, под которым обычно понимается то побуждение, которым руководствуется виновный при совершении общественно опасного деяния. В мошенничестве и других хищениях мотив, как правило, является корыстным. Это вполне закономерно, так как цель и мотив преступления обычно носят одинаковый характер. В то же время «мотив отвечает на вопрос, что движет человеком, а цель — куда направлено данное действие» Борзенков Г.Н. Ответственность за мошенничество / Г.Н. Борзенков. — М., 1971. — С. 98..

Отсутствие корыстной цели свидетельствует об отсутствии состава мошенничества.

Субъективные признаки мошенничества

юридические науки

  • Саватеев Илья Борисович , студент
  • Сибирский юридический университет
  • Похожие материалы

    В юридической литературе довольно много исследований посвящено анализу субъекта преступления. Субъект хищения анализировался по большей части в связи с понятием и признаками хищения вообще. Согласно закону, за мошенничество ответственность наступает по достижении 16-ти лет, а также есть другие формы хищения, за которые ответственность наступает с 14 лет (кража, грабеж, разбой). А.И. Бойцов данную ситуацию с разным подходом законодательства к определению возраста, с которого наступает уголовная ответственность за хищение объясняет следующим образом: более высокой общественной опасностью данных имущественных посягательств, обусловленной более опасным способом их совершения и более широкой их распространенностью среди совершаемых подростками преступлений [1]. Таким образом, считается что правильно определять возраст наступления уголовной ответственности можно по критерию возможности осознания правонарушителем опасности своего деяния. Помимо этого, Уголовный Кодекс предусматривает в ч.2 ст. 20 преступления, которые можно совершить только при наличии определенного жизненного опыта и интеллектуального развития. За них наказания предусмотрены по достижении 14 лет: практически все преступления террористической направленности, захват заложника, угон судна воздушного или водного транспорта или железнодорожного подвижного состава, посягательство на жизнь государственного, общественного деятеля и т.д.

    Следующим обязательным признаком можно назвать вменяемость субъекта. Так как мошенничество является правонарушением, которое совершается интеллектуальным способом, то вопрос об отсутствии вменяемости нарушителя не встает.

    Третьим обязательным признаком субъекта является физическое лицо. То есть речь идет о том, что любое преступление является атом свободной воли конкретного человека, а если речь идет о преступлении, совершенном юридическим лицом, то его следует рассматривать как совокупность физических лиц. Уголовная ответственность всегда носит личный, персонифицированный характер. Внесение изменения в законодательство, а именно введение ответственности юридических лиц, может привести к тому, что реальные виновные лица могут уйти от ответственности, а наказаны будут совершенно другие (солидарно ответственные), это не соответствует принципу справедливости права. Таким образом, по основному составу мошенничества субъект преступления — общий. Данная позиция является доминирующей в научной литературе [2].

    Признаки специального субъекта отражены в ч.3 ст. 159 УК РФ — лицо, которое используюет свое должностное положение, аналогичный признак зафиксирован во всех третьих частях специальных составов мошенничества. Есть следующее разъяснение Пленума Верховного Суда РФ: «Под лицами, использующими свое служебное положение, следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к статье 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к статье 201 УК РФ». Человек, который является лицом государственной организации, государственной власти, а также органов местного самоуправления, совершая мошенничество, не только посягает на чье-либо имущество, но и также в большой степени дискредитирует авторитет государства. Именно по этой причине действия такого мошенника считаются общественно опасными и по законодательству считаются как квалифицированное мошенничество и дополнительной квалификации по ст. 285 УК РФ не требуется [3].

    Признаки специального субъекта можно обнаружить в составе преступления, предусмотренного ст. 159.1 УК РФ — заемщик, т.е. лицо, оформившее кредитный договор. Итак, доктринально субъект ст. 159.1. УК РФ можно определить как лицо, стремящееся в преступных целях приобрести статус заемщика и предпринимающее для этого необходимые действия, а также лицо, вступившее в кредитно-заемные обязательства.

    Субъективная сторона мошенничества также характеризуется прямым умыслом и наличием корыстной цели. И можно сказать, что сейчас в уголовно правовой практике сложилась простая и непротиворечивая теория касательно субъективной стороны мошенничества. Но в то же время что касается практики, установление признаков субъективной стороны представляет большую трудность.

    Не вызывает сомнений тот факт, что в случае мошенничества умысел является только прямым, и данное утверждение законодательно объясняется с помощью указания на наличие цели. Хотя некоторые авторы считают, что существуют ситуации, когда нельзя говорить о прямом умысле в случае правонарушения, которое подходит под квалификацию мошенничества, например в случаях: факты, влекущие прекращение социальных выплат, ссылаясь на забывчивость, необязательность, незнание об обязанности уведомления компетентных органов о соответствующих фактах [4].

    Несмотря на то, что в теории все довольно просто объясняется, на практике бывает довольно сложно доказать прямой умысел в случае совершения мошенничества. И поэтому высшая судебная инстанция постоянно разъясняет, на какие обстоятельства необходимо обращать внимание судам для определения прямого умысла на совершение мошеннических действий. «К обстоятельствам, подтверждающим умышленный характер деяния, могут относиться, в частности, обстоятельства, указывающие на то, что у лица фактически не имелось и не могло быть реальной возможности исполнить обязательство; сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества; распоряжение денежными средствами, полученными от стороны договора, в личных целях; использование при заключении договора фиктивных уставных документов, поддельных гарантийных писем и другие. При этом каждое из указанных обстоятельств в отдельности само по себе не может свидетельствовать о наличии умысла на совершение преступления, а выводы суда о виновности лица должны быть основаны на оценке всей совокупности доказательств» [5].

    В целом подводя итоги, следует отметить следующее. Выделение у мошенничества специальных составов не было сделано российскими исследователями и законодателями, оно является характерным также и для англо-саксонской, так и романо-германской правовой семьи, но толкование такого правонарушения как мошенничество дано наиболее полно в отечественной доктрине уголовного права, также оно является наиболее четким и полным. Специальные виды мошенничества делятся по следующим признакам: по сферам экономической деятельности (ч.5-7 ст. 159, 159.1, 159.2, 159.5, 159.6 УК РФ); по специфическим средствам совершения преступления (159.3, 159.6 УК РФ); по способу совершения (ст. 159 УК РФ — обман или злоупотребление доверием, ст. 159.1 УК РФ — только активный обман, ст. 159.2, 159.3, 159.5 УК РФ — все виды обмана; ст. 159.6 — введение, удаление, блокировка, модификация компьютерной информации), что дало основание сделать вывод о невозможности классификации по одному критерию.

    Список литературы

    1. Летников Ю. С. Проблемы квалификации преступления, предусмотренного ст. 159.1 УК РФ // Уголовное право, 2014. № 6. С. 42 — 49.
    2. Гражданский кодекс Российской Федерации (ч. 2) от 26.01.1996 № 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 29.01.1996. № 5. ст. 410.
    3. Урда М. Проблемы применения ст. 159.1 УК РФ // Уголовное право, 2013. № 6. С. 71.
    4. Яни П.С. Специальные виды мошенничества // Законность, 2015. № 3. С. 47-52.
    5. Лазарев, С.В. Способы совершения мошенничества в отношении граждан // Вестник Уральского юридического института МВД России. — 2016. — № 11. — С. 15-42.

    Электронное периодическое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

    Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

    Объективная и субъективная сторона в составе преступления «мошенничество» и другие элементы

    Среди преступлений, предусмотренных уголовным законодательством, есть такое, как мошенничество. Оно предусмотрено ст. 159 УК РФ и описывает ситуации, где преступник завладевает имуществом жертвы, используя обман либо злоупотребляя тем доверием, которое ему оказывалось ранее.

    Рассмотрим же, что включает в себя состав этого преступления, и чем он отличается от сходных видов преступных деяний.

    Состав

    Теория права предусматривает, что состав любого преступного деяния, предусмотренного уголовным законодательством, включает в себя четыре основных элемента. Применительно к ст. 159 УК РФ это представляет собой следующее:

    1. Объект преступления – то, чему причиняется вред в результате действий виновного. Применительно к ст. 159 УК РФ объектом будут собственность и отношения в обществе, касающиеся распределения имущества и материальных благ. Из-за этого статья, описывающая этот вид преступлений, и помещена в главе 21 раздела VIII УК РФ.
    2. Объективная сторона мошенничества – это то, что конкретно совершил виновный. Для квалификации по ст. 159 УК РФ необходимо, чтобы были совершены определённые действия. Они выражаются в том, что преступник получает чужие деньги или иное имущество, причём использует для этого либо обман, либо доверие, которое ему оказывает потерпевший.
    3. Субъект – лицо, которое совершает преступление. Им может быть только лицо, способное отвечать за свои действия (дееспособное), а также уже достигшее к моменту, когда совершило преступные действия, 16 лет;
    4. Субъективная сторона – отношение преступника к совершаемым им действиям. Мошенничество совершается только с умыслом. Совершить его по неосторожности нельзя: мошенник всегда должен иметь прямой умысел и корыстную цель. Если лицо завладевает чужим имуществом с помощью обмана, но при этом целью является не обращение похищенного в свою собственность – действия будут квалифицироваться по другим статьям УК РФ.

    Например, если преступник, пользуясь доверием, завладевает охотничьим ружьём, чтобы совершить убийство, его действия будут квалифицироваться по ст. 105 и 226 УК РФ, а не по ст. 159. Напротив, если некто путём обмана завладевает принадлежащим другому лицу дорогим коллекционным ружьём именно как ценностью – это как раз и будет мошенничеством.

    Квалифицирующие признаки и стороны

    Как и многие другие преступления, мошенничество включает в себя не только общий состав, но и специальные признаки, которые служат для дополнительной квалификации. В ст. 159 УК РФ такие признаки предусмотрены в ч. ч. 2 – 7. Ч. 2 предусматривает ответственность за преступление, которое либо было совершено группой лиц, совершивших предварительный сговор, либо потерпевшему был причинён значительный ущерб.

    Таким образом, этот состав отличается от общего следующим:

    • Количество субъектов – их не менее двух;
    • Субъективная сторона – действия виновных были предварительно спланированы и подготовлены.

    Ч. 3 ст. 159 имеет следующие особенности:

    • Субъект – особый, лицо наделённое властными полномочиями.
    • Объективная сторона – виновный использовал свои служебные возможности.

    Также по этой части квалифицируются действия, в результате которых был причинён крупный ущерб. Он определяется в соответствии с примечанием 4 к ст. 158 и должен составлять не менее 250 тысяч рублей. Для части 4 ст. 159 квалифицирующими признаками будут:

    • Субъекты – их несколько, и они являются членами группы, организованной для совершения одного или нескольких преступлений. Признаки организованности определяются согласно ст. 35 УК РФ и постановлением Пленума ВС РФ №12 от 2020 года.
    • Субъективная сторона – предварительная планировка и подготовка к мошенничеству.
    • Объективная сторона – действия преступников слажены, задачи распределены.

    Кроме того, по этой же части квалифицируется мошенничество, вне зависимости от числа и организованности преступников, если ущерб:

    • Был особо крупным, то есть свыше 1 миллиона рублей.
    • Выразился в том, что потерпевший оказался лишён жилища.

    Ч. ч. 5-7 ст. 159 имеют общие квалифицирующие признаки. Они состоят в том, что эти части касаются ответственности за мошенничество, совершённое в рамках коммерческой деятельности.

    • В качестве субъекта может выступать либо ИП, либо лицо, действующее от имени коммерческой организации.
    • Потерпевшим тоже должен быть ИП либо владелец коммерческого юридического лица.

    Различаются эти части в зависимости от размера ущерба для потерпевшего:

    • Ч. 5 – значительный ущерб. Им признаётся сумма не менее 10 тысяч рублей.
    • Ч. 6 – крупный, то есть более 3 млн. рублей.
    • Ч. 7 – особо крупный, свыше 12 млн. рублей.

    Более подробно о мошенничестве в крупном и особо крупном размере говорится в нашем материале.

    Формальный и материальный составы и виды этого преступления

    Для квалификации преступлений имеет значение, к какому типу относится их состав. В теории уголовного права принято выделять следующие их виды:

    1. Формальный – преступление совершено, как только виновный произвёл определённые действия.
    2. Материальный. От формального он отличается тем, что требуется наступление именно опасных последствий, а сами по себе действия в отрыве от их результата могут и не рассматриваться как преступные.
    3. Усечённый. Здесь, по сути ответственность наступает с момента совершения определённых действий, как и при формальном составе – но для квалификации не требуется даже, чтобы действия были доведены до конца, одного покушения уже достаточно для ответственности.

    К какой из этих категорий составов относится мошенничество? Чтобы это определить, необходимо учесть следующее:

      Ст. 159 и аналогичные статьи, предусматривающие ответственность за мошенничество, ничего не говорят о нападении, покушении или иной возможности наказания за то преступление, где цель виновного ещё не была достигнута (в отличие, скажем, от названного выше разбоя). Следовательно, состав не является усечённым. Выбор идёт между материальным и формальным составом.

    Требуется ли для того, чтобы признать преступление мошенничеством, совершить определённые действия? Да. Статья кодекса указывает, что это преступление совершается путём либо обмана, либо с помощью употребления во зло того доверия, которым преступник пользовался у потерпевшего.

    Требуется ли обязательное наступление опасных для общества последствий? Да, требуется. Ст. 159, описывая состав, использует термин «хищение». Он же в свою очередь раскрывается в примечании №1 к ст. 158 того же кодекса.

    Согласно определению, данному в этом примечании, под хищением должно пониматься изъятие или обращение в чужую пользу имущества, принадлежащего потерпевшему. Следовательно, до тех пор, пока материальными благами не завладел преступник (либо пока он не передал их другому человеку – совершить хищение можно и в пользу третьего лица), говорить о совершённом преступлении не приходится.

Таким образом, можно сделать однозначный вывод: мошенничество относится к числу преступлений с материальными составами. Сами по себе действия, предпринятые виновным, состава не образуют.

Максимум здесь можно говорить лишь о покушении на мошенничество.

Мотив, цель, эмоции

Поскольку мошенничество является одной из разновидностей хищения, то к нему применимы следующие условия, касающиеся субъективной стороны состава:

    Мотив. Обычно им является корысть – однако надо помнить, что это далеко не обязательный фактор. Вполне возможно и «благородное мошенничество», когда преступник хотя и завладевает чужими ценностями с помощью обмана или нарушенного доверия, однако затем сам ими не пользуется, а безвозмездно передаёт кому-то.

В частности, в практике расследования уголовных дел встречались ситуации, когда при совершении мошенничества в соучастии кто-то из членов группы добровольно отказывался от своей доли в пользу сообщника (например, если тот срочно нуждался в деньгах). Мошенничество от этого не переставало быть преступлением, однако конкретно в действиях этого лица корыстный мотив отсутствовал.

  • Цель. Ей является именно отчуждение чужого имущества либо приобретение прав на него. Цель для этого преступления – всегда корыстная.
  • Эмоционально-волевая часть. Для того, чтобы квалифицировать преступление как мошенничество, необходимо, чтобы виновный осознавал все существенные моменты этого преступления. Это значит, что он должен знать, что присваивает чужие ценности безвозмездно, а также использует для этого ложь или употребление доверия во зло.
  • Срок давности

    Привлечь виновного к ответственности можно, пока не истекли сроки давности, составив и подав соответствующее заявление в госорганы. Предусмотренные уголовным законодательством сроки исковой давности по отношению к мошенничеству составляют:

    • В общем случае (для ч. 1 ст. 159 УК РФ) – 2 года.
    • Для ч. 2 той же статьи – 6 лет.
    • Для ч. ч. 3 и 4 – 10 лет.
    • Для ч. 5 – 6 лет.
    • Для ч. ч. 6 и 7 – 10 лет.

    С какого момента обман считается законченным?

    Решая вопрос о том, когда преступление, предусмотренное ст. 159 УК РФ, становится законченным, следует иметь в виду постановление Пленума ВС РФ №48 от 2020 года.

    Оно устанавливает следующее:

    1. Если мошенник или связанные с ним лица получили возможность реально распоряжаться имуществом потерпевшего – преступление окончено.
    2. Если использовалось приобретение права – то преступное деяние окончено, когда виновный получил возможность юридически распоряжаться ценностями потерпевшего как своими собственными.

    Как именно виновные распорядились имуществом, полученным в ходе мошенничества – несущественно. При этом покушением на преступление, которое предусмотрено ст. 159 УК РФ, будут являться действия, которые одновременно будут обладать следующими признаками:

    • Цель покушавшегося – завладение имуществом жертвы.
    • До конца преступление не было доведено по причинам, не зависящим от воли виновного. Если же сам мошенник в процессе совершения преступного деяния отказался от достижения своей цели – в его действиях могут быть признаки состава других преступлений, но конкретно о мошенничестве речи быть не может.

    Больше информации о моменте и месте окончания преступления вы найдете в отдельном материале.

    Отграничение от смежных преступлений

    Ст. 159 УК РФ схожа с рядом других уголовно наказуемых деяний. Однако для того, чтобы правильно квалифицировать действия по ней, необходимы следующие признаки:

    1. Цель – приобретение чужого имущества в свою личную собственность или в собственность иных заинтересованных лиц.
    2. Способ – ложь или злоупотребление. Если использовался иной способ – речь может идти об ответственности за грабёж или разбой, либо кражу.
    3. Объект и объективная сторона – они необходимы для того, чтобы отграничить мошенничество от кражи, разбоя, бандитизма – и особенных составов мошенничества. В частности, если никакого взаимодействия с потерпевшим нет – речь идёт о краже.

    Об отграничении мошенничества от таких схожих преступлений, как растрата и присвоение, вы можете узнать здесь.

    Мошенничество является одним из видов хищения, предусмотренных УК РФ. При этом для того, чтобы правильно квалифицировать действия виновного, нужно учитывать как общие признаки этого преступления, так и дополнительные, которые указаны в соответствующих частях ст. 159.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Субъективные признаки мошенничества

    В данном параграфе будут рассмотрены субъективные признаки мошенничества с недвижимым имуществом. К ним относится субъект и субъективная сторона.

    Субъект мошенничества — вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет.

    Надо отметить, что в криминологическом плане мошенники – это, как правило, высокоинтеллектуальные люди, но направляющие свои способности на антиобщественные цели. Как правило, преступление очень тщательно планируется, ввиду чего его очень трудно раскрыть.

    Мошенничество может быть совершено только с прямым умыслом. Обязательным признаком субъективной стороны является корыстная цель.

    Согласно ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

    По своей внутренней структуре прямой умысел может быть весьма сложным. Виновный способен предвидеть возможность наступления различных, не строго определенных в его сознании последствий своего деяния, и желать, т.е. хотеть наступления любого из них. В таких случаях имеется в виду альтернативный умысел. В других случаях возможные последствия охватываются сознанием виновного в самом общем виде, они не конкретизированы, но тем не менее любые из возможных последствий нацелены на конечный преступный результат [1] .

    Это как раз и имеет место, при совершении мошенничества объекта недвижимости, когда сознанием виновного не точно не определены признаки предмета хищения, например, свойства, стоимость объекта недвижимости. Однако в данном случае мошенничество остается мошенничеством с характерным для него прямым умыслом. Преступления с неопределенным умыслом могут включать наличие многих возможных преступных последствий, главное условие — это осознание и предвидение лицом не абстрактной, а реальной возможности их наступления и желание этого.

    Содержание умысла виновных характеризуется предвидением возможности наступления широкого диапазона последствий.

    В случаях прерывания преступной деятельности по независящим от виновных обстоятельствам содеянное надлежит квалифицировать как приготовление или покушение на преступление с наиболее тяжкими из возможных последствиями.

    В ч. 3 ст.25 УК РФ указывается: «Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично».

    Сознательное допущение и безразличное отношение к осознаваемым возможным последствиям дополняют друг друга, позволяя отграничить умысел от такого вида вины как легкомыслие (форма неосторожности). При косвенном умысле расчет на исключение вредных последствий отсутствует, виновный прямо не желает наступления возможных (осознаваемых им) последствий, но допуская возможность наступления или относясь к ним безразлично, считает их своеобразными «издержками» своей деятельности.

    Данная конструкция умысла мало применима к составу преступления мошенничества, т.к. здесь сложно говорить о легкомыслии или небрежности, но все же такие случаи бывают.

    В каждом конкретном случае для оценки вида умысла следует учитывать все без исключения обстоятельства исследуемого события.

    При анализе субъективной стороны мошенничества упор обычно делается на такой необходимый признак, как наличие корыстной цели. Но цель — это конечный результат какой-либо деятельности, движимой мотивами.

    Поэтому, если и говорить о корысти, то правомерно относить ее к мотивации деятельности. Сами по себе эти мотивы могут побуждать как к противоправным, так и законным действиям. Сущностью же любого хищения является противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного либо других лиц. Умысел виновного определяет характер этих действий на всем их протяжении. Несомненно, подавляющее большинство форм хищения могут совершаться только с прямым умыслом. Однако в условиях рыночных отношений стала происходить модификация ряда способов обогащения, внешне выступающих под прикрытием гражданско-правовых сделок. Пример — создание так называемых финансовых «пирамид», в том числе и в сфере недвижимости [2] .

    Создатели их, конечно, имеют корыстную цель, руководствуясь мотивами извлечения максимальной выгоды. Но к ней стремятся и вкладчики долевого участия в строительстве, часто утратив чувство элементарной осторожности. Они добровольно передают свои денежные средства в виде вкладов, в ожидании огромных дивидендов от удорожания готового объекта недвижимости. Основатели «пирамид», не имея реальных оснований даже для передачи дольщику готового объекта недвижимости, злоупотребляют доверием клиентов и по сути безвозмездно обращают чужое имущество в свою пользу, причиняя ущерб собственникам.

    Тот факт, что ряду дольщиков все же предоставляются квартиры, например в первой очереди многоквартирного дома, не меняет сути, ибо процесс завладения чужим имуществом просто смещается во времени. Виновные, злоупотребляя доверием дольщиков, предвидят возможность причинения вреда неопределенному кругу лиц, но сознательно это допускают или относятся к этому безразлично, продолжая при этом обогащаться за счет их имущества, обращенного в свою собственность. Деятельность по созданию и функционированию «пирамид» в сфере долевого строительства может начаться с умыслом, направленным на правомерные цели. Но, как известно, субсидиарный характер косвенного умысла способен дополнять как правомерную, так и противоправную деятельность.

    Хищение чужого имущества путем мошенничества (ст.159 УК РФ) может осуществляться путем обмана или злоупотребления доверием. Для последнего возможен как прямой, так и косвенный умысел. Другой способ совершения этого преступления, путем обмана, возможен только с реализацией прямого умысла, правда, он может носить характер неопределенного, что значительно усложняет процесс доказывания.

    Таким образом, можно сделать вывод, что вина при совершении мошенничества в сфере недвижимости в большинстве случаев выражается в форме прямого умысла, и намного реже в форме косвенного умысла.

    В связи этим необходимо значительно увеличить санкции частей 3 и 4 статьи 159 УК РФ соответственно по части 3 ст. 159 УК РФ вместо сроков лишения свободы от 2 до 6 лет, установить срок от десяти до пятнадцати лет лишения свободы, по части 4 статьи 159 УК РФ со сроков от пяти до десяти лет повысить санкцию в виде лишения свободы до сроков от пятнадцати до двадцати лет лишения свободы. Представляется, что только такие суровые санкции вместе с появлением способности правоохранительных органов раскрывать подобные преступления перевесят корыстные устремления мошенников.

    [1] Современное уголовное право. Общая и особенная части: Учебник / Под ред.: Наумов А.В. — М.: Илекса, 2007. С. 194.

    [2] Горобченко С.В. Криминалистическая классификация способов совершения мошенничества в сфере оборота недвижимости // Право и образование. — М., 2008, № 8. — С. 165-172

    Читать еще:  Статья о краже денег
    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector
    ×
    ×