1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Постановление верховного суда защита прав потребителей

Клиент всегда прав? Верховный суд обобщил практику применения закона о защите прав потребителей

На прошлой неделе, 17 октября, Президиум ВС РФ утвердил Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите прав потребителей, связанным с реализацией товаров и услуг (далее — Обзор). Обзор состоит из двух частей. В первой части рассмотрены споры из договоров розничной купли-продажи, во второй — из договоров оказания услуг. Всего в документе приводится 15 судебных дел, каждое из которых иллюстрирует конкретный вывод о правах и обязанностях субъектов «потребительских» отношений. Мы выбрали несколько наиболее «универсальных» правовых позиций. Забегая вперед, заметим, что большая часть споров в представленном Обзоре — в пользу потребителей. Однако есть примеры, в которых суд защитил компании от незаконных действий покупателей.

На какие выводы из Обзора стоит обратить внимание?

Импортер обязан принять у покупателя товар ненадлежащего качества и компенсировать моральный вред

В период гарантийного срока потребитель вправе вернуть товар ненадлежащего качества не только продавцу, но и изготовителю или импортеру, при этом обязанность компенсировать моральный вред возникает ввиду самого факта нарушения прав потребителя.

Причиной одного из споров явился отказ импортера принимать товар с дефектами производственного характера, которые мешали использовать его по назначению. Первая инстанция частично удовлетворила требования потребителя и взыскала стоимость товара, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф. Апелляция отменила это решение, но Верховный суд РФ усмотрел в этом ошибку (Определение ВС РФ от 19.12.2017 № 18-КГ17-210).

Покупатель вправе обратиться не только к продавцу, но и к импортеру и потребовать возврата стоимости технически сложного товара в случае обнаружения в нем недостатков в течение 15 дней со дня передачи его потребителю (в случае обнаружения существенных недостатков — по истечении указанного срока) при условии возврата товара ненадлежащего качества импортеру. Импортер обязан принять товар ненадлежащего качества у потребителя и в случае необходимости провести проверку качества товара (п. 6 ст. 5, подп. 1, 3, 5 ст. 18 Закона РФ от 07.02.92 № 2300-1 «О защите прав потребителей», далее — Закон о ЗПП). Надлежащее исполнение импортером этой обязанности предполагает разъяснение потребителю порядка возврата товара импортеру и организацию приемки товара у потребителя. Однако суд не учел это и не дал оценку двум обстоятельствам: во-первых, ответу импортера, в котором указывалось, что заявитель может узнать правила возврата не у импортера, а у продавца; во-вторых, уведомление о необходимости вернуть товар импортер направил представителю истца только по истечении года со дня направления потребителем требования об отказе от договора купли-продажи.

ВС РФ обратил внимание, что апелляция не учла положения подп. 5, 6 ст. 13, ст. 15, 22, п. 1 ст. 23 Закона о ЗПП, которыми установлено, что требования потребителя подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) в течение 10 дней со дня предъявления. А также что за нарушение некоторых сроков, установленных Законом о ЗПП, в том числе о замене товара, о возврате денежной суммы, импортер, допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере 1% цены товара.

Кроме того, вред, причиненный вследствие нарушения изготовителем прав потребителя, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Таким образом, сам факт нарушения прав потребителя презюмирует обязанность ответчика компенсировать моральный вред. Суд установил, что истцу продали товар ненадлежащего качества, а значит, требования о взыскании стоимости товара с ответчика и компенсации морального вреда были правомерными.

Импортер не должен возвращать деньги, если покупатель уклонился от передачи товара и сам провел экспертизу качества

Если покупатель не передал товар импортеру для проверки качества, а организовал проведение экспертизы самостоятельно, импортера нельзя считать не выполнившим свои обязанности.

Покупатель приобрел телефон, но в процессе эксплуатации в течение 15 дней выявился недостаток — неработающая камера. Он направил в адрес импортера претензию с требованием вернуть уплаченные денежные средства и организовать проверку товара в его присутствии, сообщить о месте и времени проверки для предоставления телефона. В ответ импортер два раза направлял телеграммы, в которых предлагал возвратить товар с указанием места и даты возврата для проверки качества. Но покупатель товар не предоставил, импортер не провел проверку. Покупатель обратился в суд с иском к импортеру о взыскании стоимости товара, убытков, неустойки, компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов. Первая инстанция и апелляция удовлетворили требования. Однако Верховный суд решил спор иначе (Определение ВС РФ от 31.07.2018 № 32-КГ18-16).

В случае спора о причинах возникновения недостатков товара продавец (изготовитель) обязан провести экспертизу товара за свой счет. Экспертиза проводится в сроки, установленные Законом о ЗПП, для удовлетворения соответствующих требований (для требований о возврате денежной суммы этот срок составляет 10 дней со дня предъявления требования). Потребитель вправе присутствовать при проведении экспертизы и в случае несогласия с ее результатами оспорить заключение эксперта в судебном порядке. Для правильного разрешения спора суду надлежало установить, предпринимались ли истцом действия по возврату товара ответчику для выполнения последним обязанности по проведению экспертизы и добровольному удовлетворению требований потребителя о возврате уплаченной за товар суммы. Дело в том, что ответственность импортера за нарушение прав потребителей наступает в случае виновного уклонения от исполнения требований. Покупатель же уклонился от ответа на неоднократные предложения ответчика возвратить товар для реализации права компании на проверку его качества и этим лишил импортера возможности разрешить спор в добровольном порядке.

Покупатель вправе вернуть технически сложный товар при выявлении недостатков в течение 15 дней, даже если они устранимы

Выявление производственных недостатков в автомобиле — основание для расторжения договора купли-продажи. При этом не имеет значения, являются ли недостатки существенными и можно ли их устранить.

В этом споре покупатель обратился в суд, так как автосалон, в котором он приобрел автомобиль, отказал ему в расторжении договора купли-продажи и замене автомобиля. Судебная автотехническая экспертиза выявила, что ряд недостатков, на которые указывал покупатель, не выявлены, а некоторые признаны следствием производственного дефекта при сборке. Первая инстанция иск удовлетворила, так как требования были заявлены в течение 15 дней со дня передачи товара. Но апелляция решение отменила, мотивировав тем, что ряд недостатков во внешнем проявлении не обнаружены, незначительные дефекты ответчик устранил — тем более что выявленные недостатки не являются существенными и не создают препятствий для эксплуатации автомобиля. Однако Верховный суд поправил апелляцию (Определение ВС РФ от 10.10.2017 № 4-КГ17-53).

Дело в том, что потребитель вправе требовать замены технически сложного товара либо отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы независимо от того, насколько существенными были отступления от требований к качеству товара, если такие требования были предъявлены в течение 15 дней со дня его передачи потребителю (п. 38 постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17). Поскольку недостатки автомобиля производственного характера были выявлены в течение менее 15 дней со дня его продажи, доводы апелляционной инстанции об их несущественности и устранимости противоречат приведенным закону и разъяснениям Пленума ВС РФ.

О снижении неустойки можно заявить на любой стадии рассмотрения дела до удаления суда в совещательную комнату

Заявление о применении положений ст. 333 ГК РФ ответчик может сделать только до удаления суда в совещательную комнату.

Читать еще:  Неисполнение решения суда ст

Суд первой инстанции уменьшил неустойку, применив п. 1 ст. 333 ГК РФ. Апелляция с этим согласилась. Однако Коллегия по гражданским спорам ВС РФ обратила внимание на следующие обстоятельства. Из материалов дела усматривается, что в судебном заседании стороны не присутствовали, ходатайство ответчика суд не рассматривал. Уменьшение неустойки произошло по ходатайству о снижении размера неустойки, которое ответчик направил электронной почтой в адрес суда уже после оглашения судом резолютивной части решения. Это послужило основанием для отмены актов судов нижестоящих инстанций (Определение ВС РФ от 12.12.2017 № 32-КГ17-35).

При досрочном погашении долга потребитель может отказаться от оплаченных, но не оказанных банковских услуг

Если заемщик при заключении кредитного договора приобрел пакет дополнительных услуг и оплатил их, но не воспользовался ими полностью в связи с досрочным погашением кредита, банк не вправе отказать в расторжении договора и возврате средств за неиспользованный период.

Причиной данного спора послужил отказ банка возвращать комиссию за предоставление услуг в рамках пакета банковских услуг своему клиенту — бывшему заемщику по кредитному договору. Из заявления и договора следовало, что этот комплекс банковских услуг действует в течение срока действия договора потребительского кредитования. Условие о продолжении срока действия какой-либо из услуг по истечении срока действия кредитного договора в договоре потребительского кредита отсутствует.

Результат обращения заемщика в суд: условие кредитного договора в части предоставления услуг в рамках пакета банковских услуг признано расторгнутым, с банка в пользу клиента взысканы денежные средства, оплаченные за предоставление услуг за неиспользованный период, компенсация морального вреда, штраф и государственная пошлина в доход местного бюджета (Определение ВС РФ от 18.09.2018 № 49-КГ18-48).

Еще несколько выводов из Обзора ВС РФ

Права потребителей: разбор дел Пленума Верховного суда

Пленум Верховного суда сделал большой обзор судебной практики по важным делам о правах потребителей. Ранее мы разобрали первую порцию, и вот вторая. Это четыре реальные истории о том, как люди шли в суд и добивались справедливости. У них не получалось, они шли в другой суд и выигрывали. Теперь эти истории можете использовать вы. Пленум Верховного суда как бы говорит всем: вот как нужно решать такие вопросы, вот кто тут прав и кто получит деньги.

Дело о ржавой Приоре

Ситуация. Мужчина купил Приору за 400 тысяч рублей. Гарантия — 3 года или 100 тысяч километров пробега. Но через два года началось: на кузове коррозия, двери скрипят, подвеска стучит, жидкости текут, лампочки перегорают. Обратился за гарантийным ремонтом. Там одно ремонтируют, другое ломается. Автовладелец потребовал вернуть деньги за Приору с учетом удорожания. «Автоваз» отказался.

Первая инстанция встала на сторону покупателя: он должен был получить всю сумму за машину — причем по новым ценам, а вдобавок неустойку и штраф за то, что производитель не отдал деньги без суда. Апелляция все отменила. Сказали, что все недостатки можно устранить за 20 тысяч рублей: гарантия же еще действует. А экспертиза, которая сделала вывод, что дефекты производственные и существенные, не вызвала у них доверия. Может, водитель неправильно эксплуатировал машину — вот она и ломается.

Что сказал Верховный суд. Экспертиза выяснила, что одни дефекты точно возникли из-за проблем со сборкой, а другие проявлялись даже после ремонта. Если такая экспертиза суду не понравилась, надо назначать другую, а не сомневаться в выводах. Судьи не эксперты.

При этом суд сам говорит: недостатки можно еще раз устранить по гарантии. Так значит, это все-таки производственные недостатки, суд согласен? Ведь именно производственные недостатки устраняют по гарантии, а не те, что возникают из-за неправильной езды. А если дефекты заводские, это повод требовать деньги за Приору назад.

И вот еще: недорогой ремонт не означает, что нет повода требовать деньги за машину. Если недостатки появляются снова и снова — это повод для претензий. Машину можно поменять на новую, даже несмотря на пробег и через два года. Или забрать за нее деньги.

Водителя нельзя обвинять в неправильной эксплуатации: где доказательства? В таких ситуациях производитель должен доказывать, что протечки, скрипы и ржавчина появились не по его вине. Автовладелец просто заявляет претензии — кстати, вполне обоснованные.

Итог. Дело пересмотрели, и решение оказалось все-таки в пользу автовладельца. «Автоваз» должен заплатить ему 525 тысяч рублей с учетом неустойки и штрафа. Кстати, этот автовладелец был не первым покупателем машины: он взял ее с рук, но гарантия еще действовала.

Дело о неустойке за смартфон

Ситуация. Покупатель пользовался новым смартфоном за 40 тысяч рублей полгода, а потом смартфон сломался. Салон не захотел возвращать деньги, потому что не нашел недостатков. Покупатель пришел еще раз. Салон опять проверил телефон и понял, что дефекты и правда есть. Деньги за смартфон ему вернули.

Но покупатель потребовал еще и неустойку со штрафом и компенсацией морального вреда — через суд. Раз не захотели сразу отдавать деньги — платите больше. Неустойки он насчитал на 20 тысяч рублей, морального вреда — на 7 тысяч и 50% штрафа сверху. Заметьте: покупателю вернули 40 тысяч рублей за смартфон, но он все равно пошел в суд. При этом выплат он ждал три месяца, а не три года.

В первой инстанции неустойку пересчитали: 20 тысяч это слишком много, говорят. Моральный вред оценили в 500 рублей. В итоге со штрафом вышло 11 тысяч рублей — это кроме цены смартфона. Апелляция согласилась, а покупатель нет. Он пошел в Верховный суд увеличивать неустойку.

Что сказал Верховный суд. Неустойку можно уменьшать, когда она слишком большая по сравнению с убытками и ценой товара. Но продавец должен об этом попросить. А еще нужно доказать, что неустойка и правда несоразмерная. Но салон сотовой связи ничего такого не просил. Хотя по закону мог бы заявить ходатайство даже в конце заседания в первой инстанции. С какой стати ему уменьшили неустойку?

Итог. Областной суд заново пересмотрел дело — покупателю смартфона дополнительно заплатят не 11 тысяч рублей, а 24 тысячи. Этого хватит еще на один смартфон. Вот что значит упорство.

Дело о дополнительном оборудовании на машину

Ситуация. Машина из автосалона оказалась бракованной. Покупатель заплатил за нее почти миллион, а потом нашел недостатки и потребовал вернуть деньги с учетом удорожания на 600 тысяч рублей. Кроме денег за автомобиль он хотел получить еще и компенсацию за дополнительное оборудование: сигнализацию, зимнюю резину и секретные болты — 55 тысяч.

Суд сказал вернуть деньги за машину, заплатить неустойку и штраф. Но деньги за оборудование не вернули и неустойку с этой суммы не посчитали: говорят, не положено. И все суммы уменьшили даже без просьбы автосалона. Но вместо 940 тысяч рублей, которые мужчина заплатил за машину, он все же получил почти 2 млн. Такой расклад его все равно не устроил: он требовал деньги за дополнительное оборудование и еще 500 тысяч рублей неустойки.

Что сказал Верховный суд. Если права потребителя нарушены, ему нужно возместить убытки. Убытки — это все расходы, которые он понес. Когда покупатель вернул машину, он уже не мог пользоваться сигнализацией и зимней резиной, хотя все оплатил. Это его убытки. А салон хоть и не ставил сигнализацию, но получил назад улучшенную машину. Предложение отдать покупателю сигнализацию и резину не подойдет. Его тогда фактически обяжут опять купить аналогичную машину. Но так нельзя. И снижать неустойку без повода тоже нельзя. А то взяли моду использовать статью 333 ГК РФ по поводу и без.

Читать еще:  Найти решение суда по исполнительному производству

Итог. Уже есть окончательное решение суда: мужчине выплатили еще 500 тысяч рублей неустойки, вернули деньги за оборудование и заплатили штраф. Благодаря обращению в Верховный суд он дополнительно, сверх уже взысканной суммы, получил еще 717 тысяч рублей. Итого вместо одного бракованного Опеля он получил деньги на три таких машины.

Дело об упавшем снеге

Ситуация. На оставленную во дворе дома машину упал снег с крыши. Автомобиль пришлось ремонтировать. Собственник пошел в управляющую компанию: платите 146 тысяч рублей за ремонт. Те, конечно, отказались. Собственник в ответ потребовал неустойку и штраф — как потребитель. И пошел по судам.

Первая инстанция ему отказала: не нашли связи между ущербом и снегом с крыши. Вторая согласилась на компенсацию за ремонт и 80 тысяч рублей сверху. А потом это решение отменили: штраф и моральный ущерб вроде бы не положены. По отношению к управляющей компании владелец машины не потребитель и использовать закон о защите прав потребителей не имеет права. Упавший снег — это не плохие услуги по содержанию дома.

Что сказал Верховный суд. Управляющая компания отвечает за содержание имущества. И содержать его она должна как положено: обеспечивая безопасность, доступность и качество. С крыши дома не должен падать снег: его нужно чистить. Уборка снега с крыши предусмотрена правилами по обслуживанию домов. Если с крыши дома упал снег на машину — это значит, что жильцу оказали некачественную услугу.

Если управляющая компания считает, что не виновата, — пусть она это докажет. Только тогда ее освободят от выплат за ремонт. Но таких доказательств нет.

Все собственники квартир — это потребители по отношению к управляющим компаниям. Их права защищает тот же закон, который работает для покупателей молока и клиентов парикмахерских.

Итог. Верховный суд сказал, что автовладелец получит 147 тысяч рублей за ремонт машины и 77 тысяч сверху: компенсация морального ущерба и штраф 50%, поскольку он все же потребитель. А если бы не пошел дальше, получил бы деньги только за ремонт.

Если вам интересно, как защищать свои права, получать деньги и наказывать нарушителей, почитайте еще таких историй:

Защитить права потребителей. Новые разъяснения Верховного суда

В целях повышения гарантий и эффективности средств защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов участников гражданских правоотношений Верховный суд РФ представил разъяснения отдельных положений законодательства о защите прав потребителя.

Новое Постановление Пленума Верховного суда РФ “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей” уточняет круг отношений, регламентируемых законодательством о защите прав потребителей, определяет критерии существенности недостатков товаров, устанавливает процессуальные особенности рассмотрения дел о защите прав потребителей, а также разъясняет возможные способы защиты и восстановления нарушенных прав.

В частности, здесь разрешается уже давно продолжающаяся дискуссия о том, насколько правомерны действия кредитного учреждения, передающего коллекторскому агентству долги заемщиков по кредитным соглашениям. В постановлении Пленума прямо говорится о том, что такие действия нельзя считать законными, а коллекторы не имеют никакого права требовать от граждан-заемщиков вопреки их воле погашения долгов по кредитам.

Это объясняется тем, что законодательством не предусмотрено право банка уступать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности. Таким образом, если кредитный договор не содержит условия о возможной уступке права требования, которое было согласовано сторонами при его заключении, потребитель вправе не вступать с коллекторами в какие бы то ни было отношения ,и пожаловаться на действия банка и коллекторов в Роспотребнадзор и в иные правоохранительные органы.

Вообще, в отношении различных посредников и агентов позиция Верховного суда однозначна – основной исполнитель является субъектом ответственности вне зависимости от участия в отношениях по сделкам с потребителями третьих лиц. Исполнитель (продавец) не вправе отказывать потребителю в исполнении договора из-за ненадлежащих действий по исполнению этого договора посредником. Само собой, это вовсе не исключает того, что агент может рассматриваться самостоятельным субъектом ответственности, если расчеты по такой сделке совершаются им от своего имени. При этом размер ответственности посредника ограничивается величиной агентского вознаграждения, что, опять же, не исключает права потребителя требовать возмещения убытков с основного исполнителя — принципала.

Например, Верховный суд отмечает, что ответственность перед туристом за качество исполнения обязательств по договору, заключенному турагентом как от имени туроператора, так и от своего имени, несет туроператор. В том числе, туроператор отвечает и за неоказание или ненадлежащее оказание туристам услуг, входящих в туристский продукт, независимо от того, кем должны были оказываться или оказывались эти услуги. Равным образом туроператор признается надлежащим ответчиком и по спорам, возникающим в связи с осуществлением чартерных воздушных перевозок пассажиров в рамках исполнения договора о реализации туристского продукта.

При разрешении требований о предоставлении потребителю во временное пользование аналогичного товара Верховный суд рекомендует учитывать положения Постановления Правительства Российской Федерации от 19 января 1998 года N 55, утвердившего перечень товаров длительного пользования, на которые не распространяется требование покупателя о безвозмездном предоставлении ему на период ремонта или замены аналогичного товара.

Так, по общему правилу продавец обязан в трехдневный срок безвозмездно предоставить потребителю на период ремонта приобретенного товара с обнаруженными дефектами товар длительного пользования, обладающий этими же основными потребительскими свойствами, обеспечив доставку за свой счет. При этом данное правило не распространяется на автомобили, мебель, электробытовые приборы, используемые как предметы туалета и в медицинских целях, приборы, используемые для термической обработки продуктов и приготовления пищи, а также гражданское оружие.

Интересные рекомендации дает Верховный суд и в отношении так называемых технически сложных товаров. Особенно актуальны эти разъяснения сегодня, когда темпы потребления различных беспроводных устройств и программного обеспечения к ним возрастают с каждым днем. Допустим, потребитель приобретает в салоне мобильный телефон, в котором обнаруживается некоторый дефект.

Скажем, телефон временами теряет сеть, или отказывается выполнять какую-либо поддерживаемую функцию, заявленную изготовителем. При обращении покупателя в салон с требованием обменять товар, или вернуть деньги, ему может быть отказано со ссылкой на то, что товар является технически сложным, является работоспособным и подлежит гарантийному ремонту. Также продавцы могут сослаться на пропуск “законных” сроков предъявления претензии и незначительность выявленного дефекта.

Со своей стороны Верховный суд настаивает на том, что потребитель в любом случае вправе потребовать замены технически сложного товара либо отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы. Правда, это возможно при условии, что такие требования были предъявлены в течение пятнадцати дней со дня его передачи потребителю.

Однако и по истечении данного срока отказ от исполнения договора купли-продажи либо требование о замене технически сложного товара при определенных обстоятельствах также могут быть удовлетворены. К примеру, в случае обнаружения существенного недостатка товара, нарушения сроков устранения недостатков, а также при невозможности использования товара более 30 дней в совокупности в течение каждого года гарантийного срока вследствие неоднократного устранения его различных недостатков.

Читать еще:  Подача коллективного искового заявления в суд

Указанные выше требования могут быть предъявлены покупателем независимо от того, насколько существенными были отступления от требований к качеству товара. Причем требования граждан к качеству программного обеспечения, используемого в технически сложном товаре должны рассматриваться как требования к качеству товара в целом с учетом его потребительских свойств. И если потребителя не устраивает работа операционной системы приобретенного телефона или компьютера, оснований для отказа в удовлетворений заявленных требований у продавца не имеется.

Что касается убытков, причиненных потребителю в связи с нарушением его прав, то они подлежат возмещению в полном объеме, кроме случаев, когда законом установлен ограниченный размер ответственности. При этом Верховный суд отмечает, что убытки возмещаются сверх неустойки, установленной законом или договором, а сама по себе уплата неустойки и возмещение убытков не освобождают лицо, нарушившее право потребителя, от выполнения в натуре возложенных на него обязательств перед потребителем.

При определении причиненных потребителю убытков судьи требуют исходить из цен, существующих в том месте, где должно было быть удовлетворено требование потребителя, на день вынесения решения, если законом или договором не предусмотрено иное. Следовательно, при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, связанных с возвратом товара ненадлежащего качества, суд вправе удовлетворить требование потребителя о взыскании разницы между ценой такого товара, установленной договором купли-продажи, и ценой аналогичного товара на время удовлетворения требований о взыскании уплаченной за товар ненадлежащего качества денежной суммы.

Не обходят своим вниманием судьи и вопрос о компенсации потребителю морального вреда. При этом Пленум подчеркивает, что достаточным условием для удовлетворения иска о денежной компенсации морального вреда является установленный факт нарушения прав потребителя. В свою очередь размер компенсации морального вреда должен определяться судом независимо от размера возмещения имущественного вреда.

В связи с этим размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара, работы, услуги или суммы подлежащей взысканию неустойки. То есть размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом исключительно с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости.

Нередко случается, что покупателю, желающему обменять покупку, или возвратить деньги за некачественный товар, отказывают в магазинах, ссылаясь на необходимость предъявления документа, подтверждающего факт покупки, который по каким-либо причинам не может быть предоставлен. В связи с этим Верховный суд отмечает, что отсутствие у потребителя кассового или товарного чека, чека безналичной оплаты услуг либо иного документа, удостоверяющего факт и условия покупки товара, не является основанием для отказа в удовлетворении его требований продавцом. В подтверждение же самого факта заключения договора купли-продажи и его условий потребителю вполне достаточно сослаться на свидетельские показания.

Если же речь идет о дистанционных способах продажи товаров через почту, интернет и телефон, а оплата товара осуществляется потребителем посредством электронных или безналичных расчетов, в том числе с использованием банковских карт, то и здесь факт покупки будет подтвердить совсем не сложно. Верховный суд поясняет, что доказать оплату товара здесь можно выпиской с банковского счета об авторизации и о совершении транзакции с указанием получателя платежа и подтверждением об исполнении распоряжения клиента об осуществлении перевода электронных денежных средств, выдаваемым клиенту оператором электронных денежных средств.

Верховный суд рассказал, когда не надо пользоваться законом о защите прав потребителей

Верховный суд опубликовал очередной обзор судебной практики, в котором, в частности, проанализировал дела, связанные с договорными отношениями, где судьи ошибочно применили закон «О защите прав потребителей».

Для каких договоров есть спецзаконы

Клиентка обратилась в банк с заявлением о расторжении договора вклада, однако внесенные деньги ей вернули частями. Тогда она подала иск в суд, котором потребовала взыскать в ее пользу сумму вклада, компенсацию морального вреда и неустойку. Суд первой инстанции частично удовлетворил иск, взыскав с банка неустойку, компенсацию и штраф за отказ добровольно удовлетворить требования потребителя. Высчитывая неустойку, суд руководствовался п. 5 ст. 28 закона «О защите прав потребителей», однако он счел, что 3% – слишком много, и с учетом ст. 333 Гражданского кодекса снизил неустойку до 0,3% в день. Апелляция не согласилась с применением в деле ст. 333-й ГК и увеличила размер неустойки, штрафа и компенсации.

Коллегия по гражданским делам ВС не поддержала выводы обеих инстанций. К отношениям банка и вкладчика применяются правила о договоре банковского счета, подчеркнул ВС. Кроме того, если банк не выполнил указания клиента о выдаче всей суммы со счета, он должен выплатить проценты в порядке и размере, предусмотренном ст. 395 ГК. Согласно постановлению Пленума ВС от 28 июня 2008 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами, содержащими нормы гражданского права (например, договоры участия в долевом строительстве, страхования, банковского вклада, перевозки, энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, закон «О защите прав потребителей» применяется в части, не урегулированной спецзаконами.

Таким образом, в деле не следовало применять закон «О защите прав потребителей», поскольку взаимоотношения сторон в этом случае регулируются положениями ГК, указал Верховный суд. Гражданская коллегия отменила апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в апелляцию (определение № 88-КГ16-7).

ВС смутила печать книги тысячным тиражом

Л. заключил с индивидуальным предпринимателем К. договор на изготовление полиграфической продукции – отпечатку книги. Заказчик внес предоплату (что подтверждается распиской), однако исполнитель не уложился в оговоренный срок. Тогда Л. обратился в суд с иском о защите прав потребителей. Истец ссылался на причиненные ему моральные страдания (он анонсировал выход книги перед аудиторией), а также на сорвавшиеся коммерческие планы. Он просил суд расторгнуть договор, взыскать с ответчика аванс, неустойку, штраф и компенсацию морального вреда. Суд первой инстанции, руководствуясь положениями закона «О защите прав потребителя», частично удовлетворил требования, отказав Л. в компенсации морального вреда. Апелляция засилила это решение.

Вместе с тем коллегия по гражданским делам ВС не согласилась с выводами нижестоящих инстанций. ВС подчеркнул, что одной из сторон правоотношений, которые регулируются законом «О защите прав потребителей», должен быть потребитель. Согласно преамбуле этого закона, потребителем признается гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо сделавший это и использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных (семейных, домашних) и других нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Однако, как следует из материалов дела, предметом договора было издание книги тиражом в 1000 экземпляров, что никак нельзя отнести к личным нуждам. При этом, обосновывая требования о компенсации морального вреда, истец указывал на срыв своих коммерческих планов, связанных с выходом книги. Суды первой и апелляционной инстанций ошибочно применили к спорным отношениям положения закона «О защите прав потребителей», заключил ВС. Дело направили на пересмотр в апелляцию (определение № 117-КГ16-3).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×