3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Необоснованное обогащение судебная практика физ лица

Ст.1102-1109 ГК РФ. Неосновательное (незаконное) обогащение: Вопросы и судебная практика

Обязательства, вытекающие из неосновательного обогащения, вызывают особый интерес с точки зрения способов и методов восстановления справедливости по отношению к потерпевшему лицу. Наша новая статья расскажет читателям о том, как решается этот вопрос в российском законодательстве и судебной практике.

Неосновательное обогащение — это установленное судом лишенное достаточных оснований (малообоснованное) увеличение имущества и/или доходов физического или юридического лица, произошедшее в результате действий (или бездействия) его или третьих лиц.

То есть, нельзя подойти к человеку (или прийти в организацию) и заявить: «Вы неосновательно обогатились». Нет, сказать, конечно, можно. Однако это будут просто слова. Юридические факты неосновательного обогащения подтверждается только судом.

Второй немаловажный аспект заключается в том, что неосновательное обогащение иногда происходит независимо от воли или действий субъектов. То есть в силу сложившихся обстоятельств.

Другое важное замечание состоит в том, что обогащение индивидуума или юрлица может возникнуть в результате действий третьих лиц. Например, бухгалтерия ошиблась и перечислила работнику зарплату больше той, что предусмотрена договором и тарифной сеткой.

Ну, и наконец, советское законодательство считало неосновательное обогащение самостоятельной, отдельно применяемой конструкцией. Действующий ГК РФ отошел от этого принципа. Он указывает, что данное требование может присутствовать в делах о возврате всего исполненного по какой-либо недействительной сделке, об истребовании собственности из чужого незаконного владения или пользования, а также о возмещении вреда, нанесённого хозяину обогатившимся субъектом.

А теперь обратимся к практике и рассмотрим некоторые примеры.

Недобросовестные действия (или поступки) лица, получившего обогащение

Подобные истории довольно часто встречаются в практике. Например, пенсионерка решила увеличить размер своей пенсии. Для этого она взяла чистый бланк справки из техникума и написала в нем, что сын находится на её иждивении, так как учится в данном учреждении. Когда Пенсионный Фонд выяснил, что эти сведения являются ложными, он подал иск в суд и потребовал взыскать необоснованное обогащение в виде незаконно полученной прибавки к пенсии. Судья удовлетворил иск (решение Кызылского горсуда республики Тыва по делу № 2 — 3719/2018 от 30.07.2018 года).

Возврат исполненного обязательства

Обычно возврат исполненного по договору происходит, когда «контрагент» уклоняется от исполнения своего обязательства или вовсе не собирается его исполнять. Классическим примером последней ситуации является перевод денежных средств должностным лицом компании своим родственникам или знакомым, либо банальный вывод денег из фирмы в пользу третьего лица. Зачастую это происходит от того, что бизнесмены путают «карман предприятия» со своим личным и при этом не могут даже нормально оформить подобные перечисления. Например, конкурсный управляющий обнаружил, что организация — банкрот перечислила физлицу без договоров и без встречного исполнения крупную сумму денег. Эти расходы не подтверждались документально. Тогда управляющий отправил заявление в суд. Последний признал событие неосновательным обогащением и взыскал все деньги в конкурсную массу (решение Калининского райсуда города Тюмени по делу № 2 — 3/2018 от 30.07.2018 года).

Или вот другой вариант. Фирма перечислила арендную плату за юрлицо, которое, впоследствии, отказалось возвращать денежные средства. Суд пришел к выводу, что в данном случае имеются все признаки незаконного обогащения вследствие того, что, компания, получившая выгоду, отказалась возвратить исполненное (решение АС Брянской области по делу №А09 — 10388/2015 от 17.12.2015 года).

Обогащение по недействительной сделке

Неосновательное обогащение по недействительной сделке возвращается субъекту, понесшему потери. Подобная сделка не влечет для сторон возникновения законных прав и обязанностей, и они обязаны вернуть друг другу всё полученное по ней. Например, мошенник подделал доверенность от имени пожилого человека и после его смерти продал квартиру подельнику, а тот, через некоторое время реализовал жильё третьему лицу. Впоследствии, наследница покойного обратилась в суд и потребовала признать доверенность недействительной. Суд рассмотрел материалы и признал недействительность доверенности. Вслед за этим были признаны недействительными все договоры купли-продажи помещения. В итоге последний покупатель оказался без денег и квартиры. Тогда он обратился в суд с требованием взыскать с продавца — афериста неосновательное обогащение. Судья удовлетворил его иск (решение Волоколамского горсуда Московской области по делу № 2 — 480/2017 от 29.03.2017 года).

Иногда недействительным может быть признан не весь договор, а только его часть или пункт. Например, в последнее время суды массово признают недействительными пункты кредитных договоров об обязательном участии в коллективном страховании жизни и здоровья. Причем таковыми признаются пункты, присутствующие исключительно в договорах о выдаче кредита на личные, то есть на потребительское нужды. Суды объявляют их недействительными и заставляют банки вернуть деньги заемщикам (решение Первомайского районного суда г. Краснодара по делу № 2 — 8632/2018 от 19.07.2018 года).

Передача прав третьему лицу

Последствия безосновательной передачи прав третьему лицу закреплены в ст.1106 ГК РФ. Из контекста данной нормы следует, что если компания или физлицо передали свои права другому субъекту на основании недействительного (либо несуществующего) обязательства, то они могут потребовать восстановить прежнее положение. О каких правах в данном случае чаще всего идёт речь? Обычно о праве собственности на денежные средства. Скажем, организация «автоюристов» приобрела у гражданина права требования к страховой компании о выплате страховки за ущерб, нанесенный автомашине в результате ДТП. Впоследствии выяснилось — продавец не являлся собственником автомобиля и не вправе был претендовать на возмещение со страховой компании. Следовательно, он продал компании несуществующее обязательство и в ответ получил вполне реальные деньги. Суд признал этот договор цессии недействительным, взыскал с обманщика неосновательное обогащение и проценты за пользование чужими средствами (решение Верхнепышминского горсуда Свердловской области по делу № 2 — 3024/2016 от 21.12.2016 года).

Похожие ситуации происходят и в сфере правоотношений между юрлицами. И здесь они также возникают вследствие признания недействительности самого договора цессии. Например, компания уступила контрагенту права требования к заемщикам. Через некоторое время арбитраж, по требованию соучредителя продавца, признал цессию недействительной. Затем цедент обратился в суд и потребовал возвратить ему права требования к заемщикам. Это заявление было полностью удовлетворено (решение АС Курской собственности по делу №А35 – 115/2018 от 09.06.2018 года).

Неполученные доходы

Этот вариант обогащения обычно встречается вследствие пользования или владения чужой собственностью. Право на возмещение не полученных доходов закреплено в ст. 1107 ГК РФ. Чаще всего оно вытекает из незаконного захвата и эксплуатации недвижимости или земли. Так, семья из одной республик ближнего зарубежья незаконно вселилась в бывшее (признанное нежилым) общежитие и проживала в нем, не оплачивая за наем помещения. Собственник здания обратился в суд с иском и потребовал выселить жильцов и взыскать с них неполученные доходы за наем комнат. Судья удовлетворил вышеуказанный иск (решение Пятигорского горсуда Ставропольского края по делу № 2 — 2239/2018 от 30.07.2018 года).

Возмещение затрат

Далеко не всегда пострадавший получает деньги из-за неосновательного обогащения третьего лица. Иногда происходит и так, что собственник, возвративший себе имущество, обязан возместить затраты на его содержание. Например, компания обратилась в арбитраж с заявлением о включении в реестр кредиторов. Причиной послужил тот факт, что ранее судья в рамках процесса о банкротстве признал недействительным договор купли-продажи здания между банкротом и заявителем. Однако пока недвижимость находилась у последнего он отремонтировал и перестроил её. В итоге арбитраж включил требования истца в реестр кредиторов и признал его право на возмещение в результате неосновательного обогащения банкрота (постановление АС Дальневосточного округа по делу №А24 – 2477/2016 от 29.01.2018 года).

Возврат собственности в натуре и невозможность её возврата

По правилам ст. 1104 ГК РФ получатель обязан вернуть хозяину собственность в натуре. Но, как быть, когда этого сделать невозможно? Например, пользователь утратил или повредил имущество. В данном случае он обязан вернуть обогащение в денежном эквиваленте, либо иным способом компенсировать стоимость имущества (ст.1105 ГК РФ).

Для примера, житель г. Рамено передал знакомому автомобиль во временное пользование. Когда срок аренды истек, последний отказался вернуть автомобиль. Собственник обратился в суд и потребовал обязать арендатора вернуть машину. Судья удовлетворил иск. Однако пристав так и не нашел машину. По-видимому, арендатор разобрал её на запчасти или продал. Тогда собственник повторно отправился в суд и потребовал возместить стоимость утраченного имущества. Судья удовлетворил и эти требования хозяина автомашины (решение Раменского горсуда Московской области по делу № 2 — 3121/2018 от 30.07.2018 года).

Если же местонахождение имущества известно, а проблема заключается в только том, что контрагент отказывается его возвратить, выдвигая незаконные требования, то суд выносит вердикт о необходимости вернуть его собственнику. Далее судебные приставы обеспечивают исполнение судебного акта (решение АС Чувашской республики — Чувашии по делу №А79 – 1671/2017 от 05.09.2017 года).

Случаи, когда неосновательное обогащение нельзя возвратить

Подобные ситуации регулируются ст. 1109 ГК РФ. Среди прочих к ним относятся случаи выдачи зарплаты, перечисления алиментов и других денежных сумм, которые произошли не по вине получателя или не в результате счетной ошибки. Так, уволившийся из армии солдат — контрактник получил переплату в части денежного довольствия. Представители Министерства Обороны обратились в суд и потребовали обязать бывшего солдата вернуть деньги в бюджет. Однако судья отказал в иске. Вынося вердикт, он отметил, что переплата произошла не по вине военнослужащего и не в результате арифметической ошибки. Причиной для излишнего начисления довольствия послужила халатность должностных лиц, которые не внесли в программу сведения об увольнении солдата в запас. Поэтому, хоть неосновательное обогащение и налицо, но оно не подлежит возврату (решение Партизанского горсуда по делу № 2 — 353/2016 (дата обезличена).

Выводы

Теперь настало время сделать некоторые выводы. Прежде всего взыскание судом неосновательного обогащения считается восстановлением нарушенного права, но не мерой ответственности. Поэтому суды и взыскивают его в том размере в котором и было нарушено право потерпевшего. При этом взыскание процентов в подобных делах также имеет цель восстановить нарушенное право.

С другой стороны, несмотря на устоявшуюся практику и подробную регламентацию, некоторые статьи до сих пор вызывают споры юристов. Например, ст.1107 ГК РФ декларирует, что лицо, незаконно владевшее имуществом, должно вернуть собственнику не только извлеченные доходы, но те, которые оно должно было получить. А такая формулировка противоречит самой идеи реституции. Ведь при неосновательном обогащении возвращается именно то, что было, а не могло быть получено. А если такой доход не был получен или его невозможно получить в принципе? Попытка рассчитать его, даст потерпевшему привилегии перед приобретателем. Поэтому суды практически не используют его в своей практике. В остальном же это вполне работающие нормы, которые успешно применяются российскими судьями.

Неосновательное обогащение – обзор судебной практики

Краткое содержание:

Главнейшим и неизменным эталоном, на который всегда должно ориентироваться право, является справедливость.

«Справедливость требует, чтобы право поддерживало равенство и равновесие между людьми, поскольку это необходимо для того, чтобы каждый мог вести достойное существование», — писал выдающийся русский философ и правовед И. А. Ильин.

Читать еще:  Отсрочка исполнения решения суда апк

Общая характеристика

В соответствии со статьей 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 настоящего Кодекса.

В п. 1 ст. 1102 ГК РФ выделены две формы обогащения за чужой счет:

  • приобретение имущества;
  • сбережение имущества за счет другого лица.

Под приобретением имущества следует понимать получение лицом вещей (включая деньги и ценные бумаги) либо имущественных прав (прав требования, а также исключительных прав).

Сбережение имущества состоит в том, что лицо получило некую имущественную выгоду, но не понесло обычные для гражданского оборота расходы. Эта выгода может, в частности, выражаться:

  • в улучшении принадлежащего лицу имущества, влекущем увеличение его стоимости;
  • в полном или частичном освобождении от имущественной обязанности перед другим лицом;
  • в пользовании чужим имуществом, выполнении работ или оказании услуг другим лицом.

Важно отметить, что механизм взыскания неосновательного обогащения применяется, когда законом не предусмотрены иные, специальные формы защиты гражданских прав, например истребование имущества из чужого незаконного владения, реституция по недействительной сделке, возмещение вреда и др. В таких случаях применение норм о взыскании неосновательного обогащения носит субсидиарный (дополнительный) характер.

Неосновательным обогащением может стать всякое имущество: деньги и вообще любые вещи, как индивидуально-определенные, так и определенные родовыми признаками, а также различные имущественные права.

Основная обязанность приобретателя перед потерпевшим — возвратить ему имущество, составляющее неосновательное обогащение, а потерпевший соответственно имеет право требовать такого возврата. По общему правилу п. 1 ст. 1104 ГК РФ имущество должно быть возвращено потерпевшему в натуре. При заявлении иска о возврате имущества в натуре целессобразно заявлять о назначении судебной неустойки.

Если неосновательно приобретена индивидуально-определенная вещь, то возврату в натуре подлежит сама эта вещь. Если же неосновательное обогащение составляют вещи, определенные родовыми признаками, то возврат их состоит в предоставлении вещей того же рода и качества.

Согласно п. 1 ст. 1105 ГК РФ, в случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.

Факт неосновательного обогащения может быть вызван самыми разными обстоятельствами: событиями, действиями приобретателя, потерпевшего или третьих лиц, причем действия эти могут быть как правомерными, так и неправомерными, а в последнем случае как виновными, так и невиновными.

В соответствии п. 2 ст. 1102 ГК РФ правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

В связи с поведением сторон можно выделить следующие виды обогащения:

Обогащение в результате действия потерпевшего

Обогащение в результате действия потерпевшего, это когда кто-либо ошибочно уплатил денежную сумму, передал другому лицу вещь, выполнил работу, оказал услугу или освободил кого-либо от имущественной обязанности и не получил взамен встречного предоставления.

Определение Московского городского суда от 13.08.2012 N 4 г/9-7279/2012

Я. обратилась в суд с иском к К. о взыскании неосновательного обогащения в сумме *** руб., указав, что она, ошибочно предположив, что действует в своих интересах и приобретает недвижимое имущество совместно с ответчиком, в период с февраля 2009 года по июль 2011 года оплачивала ежемесячные платежи по ипотечному кредитованию на имя К. на сумму руб. и перечисляла денежные средства на пластиковую карту ответчика на сумму *** руб. Истица с ответчиком прожила много лет в фактических семейных отношениях без регистрации брака, однако после прекращения отношений К. сообщил, что приобретенное за время совместного проживания имущество, принадлежит только ему, делить его он не намерен.

Суд первой инстанции, удовлетворяя иск, правомерно исходил из того, что какие-либо основания, установленные законом или иными правовыми актами, для приобретения ответчиком денежных средств Я., отсутствовали. Со стороны ответчика не представлено доказательств оснований перечисления ему денежных средств истцом. Договор займа или иной договор между К. и Я. оформлен не был, оснований для перечисления истцом денежных средств не имелось. Истцом доказан факт приобретения (получения) ответчиком денежных средств за ее счет.

Апелляционное определение Московского городского суда от 08.08.2018 по делу N 33-33955/2018

Истец К. обратился в суд с иском к ответчику С. о взыскании неосновательного обогащения в порядке ст. 1102 ГК РФ, мотивируя свои требования тем, что 06 марта 2020 истец, используя мобильное приложение ПАО «Сбербанк России», ошибочно ввел неправильный номер банковской карты и перевел 50000 руб. на счет неизвестного ему лица С., при этом, о допущенной ошибке истец узнал лишь 26. 09. 2020 года, когда человек, которому предназначались денежные средства, сообщил о том, что денежные средства к нему не поступили. ПАО «Сбербанк России» отказал истцу в отмене операции по переводу денежных средств в размере 50000 руб., указывая на то, что перевод осуществлен в соответствии с требованиями закона. После уточнения в порядке ст. 39 ГПК РФ исковых требований истец К. просил взыскать с ответчика С. в свою пользу в качестве неосновательного обогащения 50000 руб., проценты за пользование денежными средствами за период с 08 марта 2020 года по 31 августа 2020 года в размере 6923 руб. 22 коп., расходы на представителя в размере 30000 руб., госпошлину 300 руб.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что из анализа норм приведенных в ст. 1102 ГК РФ следует, что для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо одновременно наличие трех условий: наличие обогащения; обогащение за счет другого лица; отсутствие правового основания для такого обогащения.

Решение Симоновского районного суда г. Москвы от 13 декабря 2020 года отменить, принять по делу новое решение.

Взыскать со С. года рождения, в пользу К. сумму неосновательного обогащения в размере 50000 рублей, проценты в размере 6923 рубля 22 копейки, расходы на представителя в размере 10000 рублей, расходы по оплате госпошлины в размере 300 рублей.

Апелляционное определение Московского городского суда от 26.09.2018 по делу N 33-42413/2018

Н. обратился в суд иском к Ш.В. о взыскании неосновательного обогащения в размере 55 000 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 15.06.2015 по 26.02.2018 в размере 13 647,11 руб., ссылаясь на то, что весной 2020 года он передал ответчику 55 000 руб. в качестве оплаты стоимости машино-места на автостоянке по адресу: . которое последний обещал ему продать за указанную сумму, утверждая о наличии у него правовых оснований для организации платной стоянки по указанному адресу. На очередном общем собрании 15.07.2015 истцу стало известно о том, что автостоянка по указанному адресу является стихийной и никакими полномочиями по распоряжению таким имуществом ответчик не обладает, однако требования истца в досудебном порядке вернуть указанную сумму ответчик игнорирует.

Судом постановлено иск удовлетворить.

Обогащение в результате действия приобретателя

Обогащение в результате действия приобретателя, например вследствие пользования чужим имуществом и т.п.

Апелляционное определение Московского городского суда от 10.02.2016 по делу N 33-4321/2016

Истец обратилась в суд с иском к ответчику о взыскании суммы неосновательного обогащения. С учетом уточнений к иску просила взыскать неосновательное обогащение в размере ** руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере ** руб. Свои требования мотивировала тем, что сторонам принадлежит на праве собственности, каждому по 1/2 доли, квартира, расположенная по адресу г. **. Ответчик без согласия истца сдает в аренду указанную квартиру П., получил доход в размере ** руб. за аренду с 01.07.2014 г. до 01.06.2015 г. Половина дохода от сдачи квартиры в аренду ответчик не вернул истцу.

Судом постановлено иск удовлетворить.

Апелляционное определение Московского городского суда от 26.02.2018 по делу N 33-4472/2018

Истец является сыном умершего, согласно завещанию имущество завещано лицам в равных долях, но с банковского счета ответчиком (братом) были сняты денежные средства, часть которых в размере причитающейся доли не передана истцу по настоящее время, указанная денежная сумма является неосновательным обогащением ответчика.

Решение: Требования удовлетворены.

Апелляционное определение Московского городского суда от 18.08.2016 по делу N 33-32177/2016

Требование: О взыскании неосновательного обогащения.

Обстоятельства: Истец ссылался на то, что ответчик незаконно снял со счета, открытого на имя умершего, денежные средства, принадлежащие ему на праве собственности в порядке наследования.

Судом первой инстанции установлено, что 23 января 2020 г. наследодатель Т.Г. выдала доверенность П.Н., предусматривающую право получения денежных средств с вклада, хранившегося на счете N *** в дополнительном офисе N 9038/1310 ОАО «Сбербанк России». Срок действия доверенности указан три года.

29 января 2020 г. Т.Г. умерла. 29 января 2020 г. П.Н. получила с указанного счета денежные средства в сумме 273890 руб. на основании указанной выше доверенности.

Удовлетворяя исковые требования Т.О., суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что в связи со смертью Т.Г. 29. 01. 2020 г. выданная ею на имя П.Н. доверенность прекратила действие, Т.О. принявший наследство, является собственником спорных денежных средств.

Обогащение, возникшее независимо от действий потерпевшего и приобретателя

Обогащение, возникшее независимо от действий потерпевшего и приобретателя, которое, в свою очередь, может стать либо результатом действий третьих лиц (как в случае неправильной выдачи груза перевозчиком не грузополучателю, а другому лицу), либо следствием события (например, течение оторвало лодку от привязи и вынесло ее на чужой земельный участок).

О применении норм о неосновательном обогащении в случае расторжения договора можно ознакомиться в статье «Что делать, если покупатель не оплачивает приобретенную недвижимость?».

Когда имущество не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения

Случаи, когда имущество не подлежит возврату, указаны в ст. 1109 ГК РФ:

  • не подлежит возврату имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;
  • не может быть потребовано обратно имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;
  • не подлежит обратному истребованию заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;
  • не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

На последнем правиле следует остановиться особо, поскольку оно вызвало в судебной практике огромное количество споров.

Апелляционное определение Московского городского суда от 04.06.2018 по делу N 33-23958/2018

Читать еще:  Порядок разбирательства дела в суде первой инстанции

К.В. обратился в суд с иском к К.О. о взыскании неосновательного обогащения, взыскании судебных расходов.

Свои требования истец мотивировал тем, что 22 апреля 2020 года между ним и ответчиком был заключен брак. В период с 27 декабря 2020 года по 22 апреля 2020 года истец перечислил ответчику на основании доверительных отношений денежные средства в размере 819 977 руб. Как пояснила ответчик истцу, указанные денежные средства были ею потрачены на приобретение автомобиля марки Мерседес-Бенц с использованием кредитных средств, введя в заблуждение истца о том, что автомобиль находится в их общей собственности. Также истец указывает на то, что он перечислил ответчику денежные средства в размере 1 700 831 руб., которые были ею затрачены на погашение кредитных обязательств за приобретенный ранее автомобиль.

Вместе с тем, какое-либо встречное обязательство К.О., которое она обязана была исполнить, получая денежные средства от истца, по делу не установлено.

При этом истец, перечисляя денежные средства, не ставил ответчицу в известность о том, что при наступлении каких-либо обстоятельств, она будет обязана вернуть ему полученную сумму.

В ходе судебного разбирательства ответчица получение ею денежных средств от истца не отрицала, ссылаясь на совместное проживание ответчика с истцом, считала спорную сумму полученной ею в дар от истца, направившего денежные средства ей добровольно.

По существу требование истца о возврате денежных средств обусловлено лишь фактом прекращения брачных отношений, а не исполнением К.О. каких-либо обязательств.

Исходя из приведенной в обоснование иска правовой позиции истца, учитывая характер перечисления истцом денежных средств на банковскую карту ответчика (многократно в течение длительного периода разными суммами), принимая во внимание, что в период, когда истец перечислял ответчику денежные средства, между ними не имеется никаких обязательств или договоров, во исполнение которых могли быть перечислены денежные средства, как не имелось и ранее, позицию ответчика, категорически оспаривавшего наличие у нее перед истцом каких-либо договорных обязательств, истцом ответчику перечислены денежные средства по несуществующим обязательствам, о чем истцу К.В. было известно, доказательств обратного в материалы дела не представлено, судебная коллегия приходит к выводу о том, что в соответствии с п. 4 ст. 1109 ГК РФ указанная денежная сумма не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Неосновательное обогащение в свете определения по делу № 2-КГ19-7: никогда такого не было и вот опять

Недавно гражданская коллегия ВС РФ рассмотрела ничем не примечательное дело о взыскании неосновательного обогащения. Не понятно, собственно, почему оно было передано на рассмотрение тройки, но в итоге ВС РФ выдал определение по делу № 2-КГ19-7.

Детальных подробностей спора практически нет, но буквально правовая позиция изложена так:

«Между тем данный вывод судов основан на неправильном применении положений пункта 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Названая норма Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью».

По общему правилу, ст. 1102 ГК РФ устанавливает принцип «чужие деньги жгут карман», обязывающий любое лицо возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Данная норма логична и характерна для многих правопорядков. Кроме того, она довольно грамотно и органично вписана в отечественное гражданское законодательство с точки зрения юридической техники. Буквальное толкование позволяет сделать вывод о том, что это законоположение может применяться очень широко и гибко.

В качестве примеров можно привести огромное количество ситуаций, например, обязанность продавца возвратить сумму предварительной оплаты при расторжении договора купли-продажи до его исполнения (ввиду отсутствия правового основания для удержания этой суммы), обязанность лица, которое фактически пользовалось нежилым помещением, но не оформило арендных отношений с собственником (и тем самым сберегло свои деньги за счет собственника этого имущества).

Правила ст. 1102 ГК РФ относятся не только к деньгам или денежным средствам, а к любому имуществу, как объектам гражданских прав (ст. 128 ГК РФ).

Под данное правило по смыслу ст. 1102 ГК РФ подпадает и произведение ошибочного платежа, поскольку логично с точки зрения нормального человека аргументированная ошибка в платеже не позволяет применить исключения из общего правила о неосновательном обогащении, установленные ст. 1109 ГК РФ, и установить иную волю плательщика.

Ст. 1109 ГК РФ содержит ряд исключений, при наличии которых суд должен установить, что имущество, полученное приобретателем за счет потерпевшего, действительно является неосновательным обогащением, но оно не подлежит возврату и должно остаться у его приобретателя.

Из анализа вышеуказанных положений ГК РФ следует, что доказанность факта передачи одним лицом другому лицу определенной денежной суммы без законных на то оснований само по себе не влечет удовлетворения исковых требований. Проверке и доказыванию в любом случае подлежит отсутствие оснований, при которых взыскание неосновательного обогащения, даже если таковое и имело место, не допускается.

В частности, денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства не подлежат возврату, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности (п.п. 4 ст. 1109 ГК РФ).

Классическая позиция ВС РФ по вопросу применения указанной выше нормы содержится в определении СК по гражданским делам ВС РФ от 26.11.2013 г. № 56-КГ13-9.

В этом деле суд напомнил о распределении бремени доказывания по спорам о взыскании неосновательного обогащения и, в целом, толковал п.п. 4 ст. 1109 ГК РФ буквально.

После этого начинается эпоха судебных постановлений СОЮ разных уровней с несуществующей цитатой из определения № 56-КГ13-9. Везде что-то на подобии:

«При применении данной нормы бремя доказывания между сторонами распределяется следующим образом: плательщик должен доказать наличие обязательства, в счет которого он перечислил денежные средства, а получатель должен опровергнуть этот факт, доказав, что средства были предоставлены плательщиком, который знал об отсутствии обязательства или имел намерение их подарить».

Может быть, я что-то не понимаю, но мне кажется, что дарение все же является правым основанием для приобретения имущества, а значит и в принципе речи о применении гл. 60 ГК РФ быть не может.

Кроме того, сразу хотелось бы оставить вопрос так называемой «благотворительности» за скобками, поскольку встречается он крайне редко и ГК его прямо не регулирует.

И пока практика всех СОЮ шаталась из стороны в строну по вопросу, стоит ли взыскивать платежи в качестве неосновательного обогащения, если материалы дела однозначно указывают, что плательщик знал об отсутствии обязательства между сторонами, ВС РФ зачем-то периодически штамповал однотипные и, на мой взгляд, правильные, определения от 23.06.2015 г. № 50-КГ15-5, от 27.10.2015 г. № 5-КГ15-134, от 11.12.2018 г. № 41-КГ18-51, от 11.12.2018 г. № 18-КГ18-192, от 18.12.2018 г. № 5-КГ18-260.

Все дела отправлялись на новое рассмотрение. Внимательное их изучение позволяло сделать вывод о том, что ВС РФ вовсе и не блокирует применение п.п. 4 ст. 1109 ГК РФ, а наоборот его поддерживает. В каждом из этих дел хотя бы одна из сторон спора утверждала об обязательственном характере приобретения имущества, но суды в этих делах поторопились, применили п.п. 4 ст. 1109 ГК РФ, и просто не стали исследовать и расписывать в своих судебных постановлениях довод об обязательственном характере платежей.

В настоящее время практика СОЮ уже склонилась к подходу буквального применения положений п.п. 4 ст. 1109 ГК РФ.

И действительно, исходя из фактических обстоятельств дел, например, о безналичных платежах каждый раз происходит приблизительно одно и то же:

— в иске истец пишет, что ошибся и случайно перевел 5 миллионов рублей ответчику, при этом он не раскрывает ни надлежащего получателя платежей, ни сути ошибки, а также конкретного обязательства, которое он при этом исполнял;

— истец приписывает в иске, что никаких сделок с ответчиком никогда не заключал (то есть сам говорит о фактическом отсутствии обязательств между сторонами);

— в ходе судебного разбирательства выясняется, что платежей было 48, в половине из них реквизиты получателя были в одном банке, в другой половине – в другом;

— часть платежей была осуществлена непосредственно в отделении банка путем взноса на счет его клиента, что требует информации для идентификации банком своего клиента – владельца счета (Ф.И.О., паспортные данные, номер счета);

— назначение у платежей отсутствует либо не указывает на возвратный характер сумм;

— период платежей растянут во времени, при этом никаких действий истец не предпринимал, но вдруг месяц назад спохватился и отправил претензию;

— истец утверждает, что не знает ответчика, но для отправки претензии легко установил его адрес и внятно не может объяснить, где он его взял.

При этом складывается ситуация, при которой такой плательщик совершенно ничего и никогда не слышал о необходимости оформления отношений надлежащим образом, о существовании ГК РФ знает немного, только лишь положения гл. 60. И все это при наличии «наследства» советской эпохи, когда на все нужна была не просто какая-то бумажка, а еще и обязательно с печатью.

То есть все фактические обстоятельства подобных дел чаще всего указывают на то, что потерпевший осуществлял платежи добровольно и намеренно (без принуждения и не по ошибке), ему было достоверно известно об отсутствии видимых для гражданского права обязательств, и он не имел никаких оснований рассчитывать на возврат (в том числе, принудительный) спорных денежных средств.

И да, это как раз именно та ситуация, когда суд, на мой взгляд, должен сохранить у сторон существующее состояние отношений (status quo), поскольку это способствует повышению стабильности гражданского оборота и отвечает требованию о недопустимости произвольного аннулирования последствий имущественного предоставления в счет несуществующего обязательства.

Логично, что я, как плательщик, не могу взыскать назад деньги, которые я перечислил своему коллеге по офису, который в свою очередь рассчитался за меня на обеде в столовой. Ну, или взыскать назад перечисленный мной платеж, например, с продавца с сайта объявлений, пусть даже он и передал мне товар, ведь доказать этого он скорее всего не сможет, а платеж – железобетонный факт.

Еще здесь нужно учитывать, что взыскивают неосновательное обогащение по платежам чаще всего при наличии конфликта между ранее дружными сторонами, когда «джентльменские соглашения» перестают исполняться, тем самым используя судебное принуждение в качестве инструмента «наказания».

Я считаю, что во всех случаях, в первую очередь именно плательщик, если он хочет иметь правовую защиту, должен позаботиться о правильном юридическом оформлении отношений (принцип «нормально делай, нормально будет»). Остальные же случаи откровенной «уголовщины» должны решаться в соответствующем им порядке.

Так вот в свете этой новой позиции ВС РФ коллеги уже даже выразили мнение о необходимости исключения п.п. 4 ст. 1109 ГК РФ из кодекса за ненадобностью (см. zakon.ru/blog/2020/01/20/pravovye_pozicii_verhovnogo_suda_rf_po_sdelkam_dogovoram_i_obyazatelstvam_za_sentyabr_-_dekabr_2019_).

Читать еще:  Проверить наличие долгов у судебных приставов

В общем, делаем выводы и не позволяем клиентам скидывать на вашу личную карту деньги на оплату услуг нотариуса, госпошлины в суд или еще чего-нибудь, заключаем договоры дарения на все переводы от родственников, друзей, коллег, знакомых и т. д. А то ведь запросто могут и попросить вернуть, да еще и с процентами.

Необоснованное обогащение судебная практика физ лица

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о рассмотрении судами дел о взыскании неосновательного обогащения

В пункте 1 статьи 1102 Гражданского кодекса РФ содержится понятие обязательств вследствие неосновательного обогащения, исходя из анализа которого следует, что для возникновения обязательств вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие совокупности следующих обстоятельств:

— указанное обогащение должно произойти за счет потерпевшего;

— указанное обогащение должно произойти без наличия оснований, установленных законом, иными правовыми актами или сделкой.

Таким образом, возникновение обязательств вследствие неосновательного обогащения обусловлено всей совокупностью названных юридических фактов.

В оценке оснований обогащения суды в большинстве случаев исходят из названных обстоятельств.

При применении норм о неосновательном обогащении необходимо учитывать подходы Президиума ВАС РФ, разработанные при обобщении практики арбитражных судов по спорам, связанным с применением норм о неосновательном обогащении:

1. При расторжении договора не исключается возможность истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала (пункт 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении»);

2. Учитывая установленное статьей 1103 ГК РФ соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с требованиями о возмещении вреда, требования о причинении внедоговорного вреда подчиняются правилам, установленным параграфом 1 главы 59 ГК РФ. В то же время к ним возможно субсидиарное применение норм о неосновательном обогащении, например, в случае, если недобросовестным поведением обогатившегося лица был причинен реальный ущерб в размере стоимости неосновательно полученного или сбереженного имущества (пункт 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении»);

3. По смыслу пункта 1 статьи 1105 ГК РФ, невозможность возврата имущества в натуре может иметь место не только в случаях, когда имущество отсутствует у неосновательно приобретшего его лица, но и в иных случаях, в частности, когда имущество фактически утрачивает свое назначение ввиду полного его износа и не может быть использовано по первоначальному назначению (пункт 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении»);

4. Статья 1103 ГК РФ предусматривает возможность применения правил главы 60 ГК РФ к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате излишне (ошибочно) исполненного в связи с этим обязательством, если иное не установлено ГК РФ, другими законами или правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений (пункт 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении»);

5. Требование о взыскании доходов, извлеченных из неосновательно приобретенного в натуральной форме имущества, не может быть заменено требованием об уплате процентов (пункт 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении»);

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам при рассмотрении судами дел о взыскании неосновательного обогащения, а именно:

— обязанность возвратить неосновательное обогащение;

— возвращение неосновательного обогащения в натуре или возмещение стоимости неосновательного обогащения;

— последствия неосновательной передачи права другому лицу;

— возмещение потерпевшему неполученных доходов;

— возмещение затрат на имущество, подлежащее возврату;

— неосновательное обогащение, не подлежащее возврату.

II. Выводы судов по спорным вопросам взыскания неосновательного обогащения

1. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

1.1. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 07.11.2014 по делу N А29-5029/2013

Товарищество собственников жилья «Карла Маркса, 213» (ТСЖ) обратилось в суд к индивидуальному предпринимателю Софьину А.В. (субарендатору нежилого помещения в многоквартирном доме) с требованием (с учетом уточнения в порядке статьи 49 АПК РФ) о взыскании неосновательного обогащения, образовавшегося ввиду использования ответчиком части общего имущества в многоквартирном доме, которым управляет ТСЖ, в результате размещения на фасаде дома информационных конструкций в отсутствие, по мнению истца, правовых оснований и оплаты за пользование.

Исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Судом установлено, что спорные объекты (настенные конструкции с рекламой магазина субарендатора) размещены на относящейся к общему имуществу собственников помещений в жилом доме несущей конструкции дома (стене), что подтверждается уведомлением, фотографиями, письмом о согласовании вывески; договор на размещение рекламных конструкций на стене указанного дома между ТСЖ и субарендатором не заключался.

Отметив, что в силу положений статьи 1102 ГК РФ в предмет доказывания по иску о взыскании неосновательного обогащения входят обстоятельства приобретения или сбережения ответчиком денежных средств за счет истца, отсутствие правовых оснований такого приобретения или сбережения, размер неосновательного обогащения, суд, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства (протокол заседания правления, уведомление и фотографии), пришел к выводу о наличии неосновательного обогащения на стороне субарендатора, выразившегося в незаконном использовании общего имущества многоквартирного дома (стены жилого дома).

ООО «Производственно-финансовая компания «Элита-КВ» обратилось в суд к ООО Строительная Компания «БалСтрой» с требованием (с учетом уточнения в порядке статьи 49 АПК РФ) о взыскании суммы неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами.

В удовлетворении исковых требований отказано.

Разрешая спор, суд отметил, что по смыслу нормы пункта 1 статьи 1102 ГК РФ для подтверждения факта возникновения обязательства из неосновательного обогащения истец в соответствии со статьей 65 АПК РФ должен доказать наличие в совокупности следующих обстоятельств: сбережение имущества (неосновательное обогащение) на стороне приобретателя; возникновение убытков на стороне потерпевшего, являющихся источником обогащения приобретателя (обогащение за счет потерпевшего); отсутствие надлежащего правового основания для наступления указанных имущественных последствий. Недоказанность хотя бы одного из перечисленных обстоятельств влечет отказ в удовлетворении иска о взыскании неосновательного обогащения.

Между тем материалами дела не доказано заключение сторонами договора подряда, поручение ответчиком истцу выполнения каких-либо работ на объекте третьего лица, так же как выполнение этих работ истцом и необоснованное уклонение ответчика от приемки работ, поскольку односторонние акт выполненных работ и справка о стоимости выполненных работ и затрат не могут быть приняты в качестве достаточных доказательств, подтверждающих выполнение работ, а из письма ответчика невозможно установить виды, объемы, сроки и место выполнения работ и сделать однозначный вывод об относимости его к спорным правоотношениям.

Администрация муниципального образования (муниципальный заказчик) обратилась в суд к ООО «ЗапСибГражданСтрой» (генеральному подрядчику) с требованием о расторжении муниципального контракта, заключенного между сторонами спора.

ООО «ЗапСибГражданСтрой» обратилось в суд со встречным требованием о расторжении муниципального контракта и взыскании суммы неосновательного обогащения.

В удовлетворении первоначального и встречного иска в части расторжения муниципального контракта отказано.

Встречный иск в части взыскания суммы неосновательного обогащения за выполненные дополнительные работы удовлетворен.

Установив, что муниципальный контракт между сторонами не заключен в силу несогласованности существенного условия о сроке выполнения работ, что подтверждается вступившим в силу решением суда по другому делу, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требования по первоначальному и встречному искам о расторжении контракта.

Что касается встречного иска генерального подрядчика в части взыскания суммы неосновательного обогащения, то суд отметил, что из положений статьи 1102 ГК РФ следует, что для вывода о возникновении обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо установить, произошло ли объективно увеличение имущества на стороне потерпевшего вне зависимости от причины неосновательного обогащения, а также установить его размер (действительную стоимость) и факт того, за счет какого лица произошло неосновательное обогащение. Кроме того, в случае выполнения подрядных работ в отсутствие договора для возникновения обязательств из неосновательного обогащения имеет также значение потребительская ценность выполненных работ для получателя и желание воспользоваться их результатами (пункт 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2000 N 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда»), а результат работ, использованный заказчиком при отсутствии заключенного договора подряда, следует квалифицировать в качестве неосновательного обогащения по нормам главы 60 ГК РФ (пункт 6 Обзора практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ, рекомендованный к применению Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.11.2008 N 127).

Таким образом, с учетом представленных доказательств суд пришел к выводу о выполнении генеральным подрядчиком дополнительных работ, фактическом принятии муниципальным заказчиком результата работ, который имеет для него потребительскую ценность, и используется, но не оплачен, в связи с чем на стороне муниципального заказчика возникло неосновательное обогащение в размере стоимости выполненных дополнительных работ.

ООО «Геоскан» (доверитель) обратилось в суд к ООО «ДХЛ Логистика» (таможенному представителю) с требованием о взыскании суммы неосновательного обогащения, мотивированным тем, что услуга по оформлению сертификатов соответствия по заключенному сторонами спора договору на оказание услуг таможенного представителя была навязана ответчиком, не требовалась для таможенного оформления товара, а полученные ответчиком от истца денежные средства являются неосновательным обогащением и подлежат взысканию с ответчика.

В удовлетворении исковых требований отказано.

По мнению судов трех инстанций, полученное от доверителя поручение на оформление сертификатов было исполнено таможенным представителем, сертификаты соответствия на товар оформлены, представлены к таможенному оформлению, произведено таможенное декларирование товара в полном соответствии с требованиями действующего таможенного законодательства и условиями заключенного сторонами договора. Таким образом, доверитель дал поручение таможенному представителю на получение сертификатов, требующихся для таможенного декларирования, таможенный представитель надлежащим образом исполнил свое обязательство по таможенному оформлению; доверитель услуги принял и оплатил.

При этом норма статьи 1102 ГК РФ для разрешения рассматриваемого спора не подлежит применению, поскольку между сторонами спора имелись договорные отношения, в рамках исполнения обязательств по которым доверитель оплатил таможенному представителю спорную денежную сумму. Поскольку данная денежная сумма получена таможенным представителем за реально исполненные обязательства по договору, отсутствуют основания для квалификации полученных последним денежных средств как неосновательного обогащения.

Администрация муниципального образования (уполномоченный орган) обратилась в суд к ГСК «ОСКАР» (кооперативу) с требованием о взыскании суммы неосновательного обогащения за пользование земельным участком, процентов за пользование чужими денежными средствами, мотивировав свои требования использованием ответчиком земельного участка в отсутствие оплаты.

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector